+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Механизм причинения вреда объекту преступления

Понятие и значение объекта преступления

Объект преступления — это то, на что направлено посягательство, чему причиняется или может быть причинен вред в результате совершения преступления. Объектом преступления признаются важнейшие социальные ценности, интересы, блага, охраняемые уголовным правом от преступных посягательств. В Общей части уголовного закона (ст. 2 УК) дается обобщенный перечень объектов уголовно-правовой охраны. К ним относятся права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй РФ, мир и безопасность человечества. Этот обобщенный перечень конкретизируется в Особенной части уголовного закона, прежде всего в названиях разделов и глав УК, поскольку Особенная часть УК построена по признаку именно объекта преступления. Здесь указываются конкретные охраняемые уголовным законом права и свободы человека и гражданина (жизнь, здоровье, свобода, честь и достоинство личности, половая неприкосновенность и половая свобода, конституционные права и свободы граждан и др.), а также важнейшие общественные и государственные интересы, которым причиняется или может быть причинен существенный вред в результате преступных посягательств (собственность, экономические интересы общества и государства, здоровье населения и общественная нравственность, государственная власть и интересы государственной службы, интересы правосудия, порядок управления, порядок несения военной службы и др.).

Понятие «объект преступления» тесно связано с сущностью и понятием преступного деяния, его признаками и прежде всего основным материальным (социальным) признаком преступления — общественной опасностью. Преступным может быть признано только то, что причиняет или может причинить существенный вред какому-либо социально значимому благу, интересу, т.е. то, что, с точки зрения общества, является социально опасным. Если деяние не влечет за собой наступления конкретного ущерба или не несет в себе реальной угрозы причинения вреда какому-либо охраняемому уголовным правом интересу либо этот вред явно малозначителен, такое деяние не может быть признано преступлением. Таким образом, нет преступления без объекта посягательства.

Без объекта преступления нет и состава преступления. Четырехчленная структура состава преступления (объект, субъект, объективная сторона, субъективная сторона) требует при квалификации деяния первоочередного установления объекта посягательства — того, чему этим деянием причинен или может быть причинен существенный вред. При отсутствии конкретного адресата посягательства в виде определенной социально значимой ценности, охраняемой уголовным законом, не может идти речь о составе какого-либо преступления.

Понятие «объект преступления» тесным образом связано и с важнейшим признаком объективной стороны преступления — общественно опасными последствиями. Общественно опасные последствия — это определенный вред, ущерб, причиняемый или могущий быть причиненным какому-либо социально значимому благу, интересу. Общественно опасные последствия высвечивают, материализуют (в философском понимании этого слова) сущность и специфику конкретного объекта посягательства.

Глубокая разработка понятия и сущности объекта преступления характерна для русского, в том числе советского, уголовного права. Это связано с тем, что русская школа уголовного права уже давно строит концептуальный каркас теории на позиции материального определения преступления, т.е. понятия, опирающегося прежде всего на признак общественной опасности. Хотя в русском уголовном законодательстве начала прошлого века давалось формальное определение преступления, видные представители российской юридической науки уделяли большое внимание разработке понятия объекта преступления (В.Д. Спасович, А.Ф. Кистяков-ский, Н.Д. Сергеевский, Н.С. Таганцев и др.).

Советская школа уголовного права в течение нескольких десятилетий придерживалась концепции объекта преступления, восходящей своими истоками к первым законодательным актам советского государства (в частности, к Руководящим началам по уголовному праву РСФСР 1919 г.). Суть концепции заключается в том, что под объектом преступления понимаются охраняемые уголовным правом общественные отношения. Эта позиция сохраняет свою значимость и сегодня, и даже новейшие учебники уголовного права по большей части придерживаются данной концепции. Однако в последнее время наметился некоторый отход от такой однозначной трактовки объекта преступления. Так, профессор А.В. Наумов в своих работах по Общей части уголовного права отмечает, что теория объекта преступления как общественного отношения «срабатывает» не всегда и, следовательно, не может быть признана универсальной. Действительно, понимание объекта преступления как определенных общественных отношений вполне справедливо, например, для составов кражи, грабежа и других хищений, причиняемых ущерб отношениям собственности. Однако о каких общественных отношениях можно говорить, если посягательство направлено против жизни или здоровья человека? Ведь уголовным законом охраняются не общественные отношения по поводу сохранения жизни и здоровья членов общества, а непосредственно жизнь и здоровье человека как первостепенные, наиважнейшие блага и ценности — сами по себе, как таковые. Понимание же жизни и здоровья как совокупности общественных отношений, восходящее к марксистской трактовке личности как «совокупности всех общественных отношений», сомнительно. Отсюда и наименование глав Особенной части УК — не «преступления против отношений по поводу. », а преступления против жизни и здоровья, против половой неприкосновенности, против интересов службы, против основ конституционного строя и т.д.

Появилась и совсем необычная трактовка: объектом преступления является «тот, против кого оно совершается, т.е. отдельные лица или какое-то множество лиц, материальные или нематериальные ценности которых, будучи поставленными под уголовно-правовую охрану, подвергаются преступному воздействию, в результате чего этим лицам причиняется вред или создается угроза причинения вреда». Такое понимание объекта преступления противоречит и позиции законодателя, и здравому смыслу, поскольку меняет местами понятия объекта и предмета преступления, необоснованно примешивая сюда и категорию потерпевшего; при этом объект — всегда лицо или множество лиц, предмет — определенные материальные или нематериальные ценности этих лиц. Помимо того что не совсем ясен смысл такой «рокировки», данная позиция не отвечает главному требованию понятия объекта преступления — определению того, чему именно причиняется или может быть причинен вред в результате преступного посягательства. При таком подходе невозможно разграничить отдельные преступления между собой. Например, и диверсия, и террористический акт совершаются против «множества лиц», следовательно, разграничить эти преступления можно только по «предмету» (согласно данной трактовке) — тем ценностям, которым причиняется вред. Именно эти ценности и должны признаваться объектом преступления. Смешение же объекта и предмета преступления нивелирует сущность и значение как первого, так и второго.

Стоит согласиться с профессором А.В. Наумовым, считающим возможным вернуться к теории объекта как правового блага, созданной еще в конце прошлого века в рамках классической и социологической школ уголовного права. В связи с этим нелишним будет обратиться к «Курсу лекций» виднейшего представителя классической школы русского уголовного права, одного из основных разработчиков и составителей Уголовного уложения 1903 г., профессора Санкт-Петербургского университета Николая Степановича Таганцева (1843—1923). Представляется, что его рассуждения ближе других к истине в вопросе о понятии объекта преступления.

В середине XIX в. была довольно распространенной «нормативист-ская теория» объекта преступления, базирующаяся на формальном определении преступления. Согласно этой теории преступление суть нарушение нормы права, следовательно, правовая норма и есть объект преступления. В связи с этим Н.С. Таганцев писал: «Норма права сама по себе есть формула, понятие, созданное жизнью, но затем получившее самостоятельное, отвлеченное бытие. Всякая юридическая норма, как отвлеченное положение, может быть оспариваема, критикуема, непризнаваема; но только норма, имеющая реальную жизнь, может быть нарушаема». Автор считал недопустимым видеть в преступлении лишь посягательство на норму, поскольку в этом случае преступление «сделается формальным, жизненепригодным понятием»:

Помимо нормативистской в прошлом веке существовала и теория субъективного права как объекта преступления, которой придерживался, в частности, В.Д. Спасович, писавший: «Преступление есть противозаконное посягательство на чье-либо право, столь существенное, что государство, считая это право одним из необходимых условий общежития, при недостаточности других средств охранительных, ограждает ненарушимость его наказанием». Н.С. Таганцев в связи с этим отмечал, что «посягательство на субъективное право составляет не сущность, а только средство, путем которого виновный посягает на норму права, на которой покоится субъективное право. Право в субъективном смысле в свою очередь представляет отвлеченное понятие, как и норма, а потому само по себе, по общему правилу, не может быть непосредственным объектом преступного посягательства, пока оно не найдет выражения в конкретно существующем благе или интересе. Для преступного посягательства на такое право. необходимо посягательство на проявление этого права».

Концептуальная же позиция самого Н.С. Таганцева по проблеме объекта преступления, как уже отмечалось, представляется наиболее верной и сохраняющей свое значение в настоящее время. Суть концепции заключается в следующем: «посягательство на норму права в ее реальном бытии есть посягательство на правоохраненный интерес жизни, на правовое благо».

Такими правоохраняемыми интересами Н.С. Таганцев считал: личность и ее блага — жизнь, телесную неприкосновенность, личные чувства, честь, обладание или пользование предметами внешнего мира; проявление личности вовне, свободу передвижения и деятельности в ее различных сферах; возникшие в силу этой деятельности отношения или состояния — их неизменяемость, ненарушимость; различные блага, составляющие общественное достояние, и т.п. Автор полагал, что не всякий интерес получает правоохрану, а только тот, который может иметь общественные значение. При этом охраняемые интересы могут иметь «реальный характер» — жизнь, здоровье, неприкосновенность владения, или «идеальный» — честь, религиозное чувство, благопристойность и др. Эти интересы могут принадлежать физическому или юридическому лицу, либо отдельным общностям, существующим в государстве, или всему обществу или государству как юридически организованному целому. Правоохрана или может относиться к самому интересу, защищая его непосредственно от разрушения, уничтожения или изменения, или может быть направлена на юридическое отношение лица к такому благу — охрана возможности и свободы владеть, распоряжаться или пользоваться таким благом или интересом.

В связи с этим представляется, что и охраняемые законом общественные отношения — суть правоохраняемое благо, социально значимая ценность, интерес, поэтому концепция объекта преступления как охраняемых уголовным законом социально значимых ценностей, интересов, благ видится шире концепции объекта преступления как только лишь общественных отношений.

Таким образом, объект преступления — это охраняемые уголовным законом социально значимые ценности, интересы, блага, в том числе общественные отношения, на которые посягает лицо, совершающее преступление, и которым в результате совершения преступного деяния причиняется или может быть причинен существенный вред.

Система и соотношение социально значимых ценностей, интересов изменяются с изменением исторических условий. И об этом также писал Н.С. Таганцев: «Сумма таких правоохраненных интересов, обрисовка каждого из них в отдельности, их взаимное отношение и т.п. изменяются в истории каждого народа сообразно с изменением условий государственной и общественной жизни, с развитием культуры». Изменяются и приоритеты в системе ценностей уголовно-правовой охраны. В период господства тоталитарного режима в нашей стране интересы охраны государственного строя, государства в целом ставились превыше всего. В настоящее время система интересов и ценностей, охраняемых уголовным правом, базируется на отражающей демократические идеи конституционной триаде «личность — общество — государство». Соответственно этому принципу строится и Особенная часть УК.

Основное значение объекта преступления сводится к следующему. Объект преступления:

1) элемент каждого преступного деяния. Любое преступление является таковым, если чему-либо (какой-либо социально значимой ценности, интересу, благу, охраняемым уголовным правом) причиняется или может быть причинен существенный вред. Сказанное выражается в таком законодательно закрепленном свойстве преступления, как общественная опасность (ч. 1 ст. 14 УК);

2) обязательный признак состава преступления. Не может быть ни одного конкретного состава преступления (убийство, кража, государственная измена и пр.) без непосредственного объекта посягательства;

3) имеет принципиальное значение для кодификации уголовного законодательства. По признаку родового объекта преступления строится Особенная часть УК. Безусловно, это наиболее логичный и практически значимый критерий классификации и систематизации уголовно-правовых норм, рубрикации разделов и глав Кодекса;

4) позволяет отграничить преступление от других правонарушений и аморальных поступков. Кроме того, при явной малозначительности реального или возможного вреда какому-либо благу, даже охраняемому уголовным правом, не может идти речь Ь преступлении (ч. 2 ст. 14 УК — малозначительное деяние), поскольку объект не претерпевает того ущерба, который предполагается от преступления;

5) позволяет определить характер и степень общественной опасности преступного деяния, т.е. какому именно социально значимому благу, охраняемому уголовным законом, и в какой степени (насколько серьезно) причинен или мог быть причинен вред;

6) имеет важное, а иногда и решающее значение для правильной квалификации деяния и отграничения одного преступления от другого. Напри мер, главным образом по объекту посягательства можно разграничить такие преступления, как убийство в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выполнением общественного долга; посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование; посягательство на жизнь сотрудника право охранительного органа и посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (п. «б» ч. 2 ст. 105 и ст. 277, 295 и 317 УК); диверсия и террористический акт (ст. 281 и 205 УК) и др.

Непринятие во внимание специфики объекта посягательства, неправильное его установление приводят на практике к судебным ошибкам.

Останкинским районным судом г. Москвы С. осужден по ч. 3 ст. 213 УК (в редакции закона, действовавшей на тот момент). Ночью, находясь в кафе, он из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок, произвел три выстрела из огнестрельного оружия в охранника, дежурившего в кафе, причинив его здоровью вред средней тяжести.

Вывод суда о совершении С. хулиганства был мотивирован тем, что он беспричинно совершил неправомерные действия в общественном месте, создал реальную опасность для жизни и здоровья граждан, присутствовавших в кафе, в результате этого был нарушен режим работы кафе.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала такую квалификацию деяния С. ошибочной. Согласно материалам дела С. произвел выстрелы в ноги потерпевшего не из хулиганских побуждений, а в связи с происшедшим ранее конфликтом, а также в связи с тем, что в ответ на его просьбу пустить в кафе, чтобы найти там свою утерянную во время ссоры цепочку, охранники применили резиновые дубинки и прогнали его. Общественный порядок С. не нарушил, поскольку в момент совершения преступления посетителей и сотрудников в кафе не было, в зале находились лишь С. и потерпевший. Судебная коллегия переквалифицировала действия С. на ч. 1 ст. 112 УК «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью».

Как видно из примера, в связи с неправильным установлением объекта посягательства преступление против личности было ошибочно квалифицировано как преступление против общественного порядка.

Зарубежное уголовное право по большей части не придает столь важного значения понятию объекта преступления, как российское уголовное право. Связано это отчасти с тем, что большинство зарубежных УК дает формальное определение преступления (деяние, предусмотренное уголовным законом под угрозой наказания). В большинстве кодексов вообще отсутствует понятие преступного деяния, теория же в таких случаях опирается в основном на формальный критерий — «деяние, нарушающее уголовный закон». Лишь небольшая часть зарубежных теоретиков уголовного права (например, так называемое реалистическое направление в англо-американской юридической литературе) упоминают в качестве одного из признаков преступления «уголовно наказуемый вред» — неблагоприятные последствия преступного деяния в виде утраты общественных ценностей. При этом под последними понимаются: справедливость и правопорядок; жизнь, свобода, честь и деньги; общая безопасность; социальные, семейные и религиозные формирования; общая мораль; социальные ресурсы; общий прогресс; личная жизнь и т.п. В зарубежном уголовном праве не принято также использовать объект преступления в качестве строгого критерия классификации и кодификации уголовно-правовых норм (например, федеральный УК США 1948 г. представляет собой изложенное в алфавитном порядке собрание норм, содержащихся в федеральных уголовных законах).

Это интересно:  Ремонт канализации в квартире многоквартирного дома

Виды объектов преступления

Российское уголовное право различает виды объектов преступления, условно говоря, «по вертикали» и «по горизонтали». Первая классификация традиционно выделяет общий, родовой (его иногда называют «специальный») и непосредственный объекты преступления. Они соотносятся между собой подобно философским категориям «общее», «особенное» и «единичное» («отдельное»).

Общий объект — это объект всех и каждого преступлений. Это совокупность всех социально значимых ценностей, интересов, благ, охраняемых уголовным правом от преступных посягательств. Данный объект преступления в обобщенном виде представлен в ст. 2 УК — права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй РФ, мир и безопасность человечества. Общий объект — это целое, на какую-либо часть которого посягает каждое преступление. Он дает целостное представление о тех благах, интересах, ценностях, которые современное общество и государство считают настолько значимыми, что предусматривают уголовную ответственность в случае причинения или возможности причинения им существенного вреда.

Родовой объект представляет собой объект группы однородных преступлений, часть общего объекта. Это та или иная область, сфера социально значимых ценностей, интересов, благ. Представление о родовых объектах преступлений дает рубрикация Особенной части УК по разделам, поскольку именно родовой объект преступления положен в основу кодификации и классификации норм Особенной части. Этим в первую очередь определяется его принципиальная значимость. К родовым объектам преступлений относятся, например, личность, экономика, общественная безопасность и общественный порядок, государственная власть, порядок военной службы, мир и безопасность человечества. Родовой объект преступления значим для квалификации преступлений: позволяет определить, какой именно группе, сфере однородных интересов причинен или может быть причинен вред в результате совершения преступного деяния. Например, совершением взрыва могут сопровождаться и диверсия, и террористический акт, и убийство общеопасным способом, и даже разбойное нападение. Необходимо определить, на что по существу, на какую сферу социальных интересов направлено посягательство.

Непосредственный объект — объект конкретного преступления. Непосредственный объект является обязательным признаком каждого состава преступления. Это какое-либо конкретное благо, на которое непосредственно направлено посягательство. Так, в преступлениях против личности непосредственными объектами могут выступать: жизнь (напр., при совершении убийства), здоровье (напр., при причинении различной степени тяжести вреда здоровью), личная свобода (напр., при похищении человека). Непосредственный объект преступления имеет важное практическое значение для квалификации деяния. Правильное его установление является нередко решающим фактором при отграничении одного преступления от другого (как в приведенном ранее примере из судебной практики, при отграничении преступления против личности — причинения вреда здоровью от преступления против общественного порядка — хулиганства).

Иногда непосредственный объект преступления называют «видовым». Однако в связи с тем, что действующий УК имеет более сложную по сравнению с прежними кодексами структуру Особенной части (разделы — главы), представляется логичной другая позиция, согласно которой видовой объект занимает промежуточное положение между родовым и непосредственным и является, таким образом, частью, подсистемой родового объекта, находясь с ним в соотношении «род — вид». Поэтому видовой объект можно обозначить как подгруппу близких, сходных социальных благ, входящую в более широкую группу однородных, однопорядковых ценностей. Видовой объект — это объект вида (подгруппы) очень близких по характеру преступлений. Так, если родовым объектом большой группы преступлений является личность (разд. VII УК), то видовыми объектами можно считать жизнь и здоровье (гл. 16), свободу, честь и достоинство личности (гл. 17), половую неприкосновенность и половую свободу личности (гл. 18) и т.д. Таким образом, видовой объект — дополнительное звено в структуре объектов преступления по вертикали. В некоторых случаях он законодателем не выделяется, и тогда раздел Особенной части УК состоит всего из одной главы, при этом названия раздела и главы совпадают (напр., разд. XI и гл. 33 — «Преступления против военной службы»).

Существуют также разновидности объектов преступления «по горизонтали». Это относится главным образом к непосредственному объекту. Бывают преступления, которые посягают одновременно на два непосредственных объекта — так называемые двуобъектные преступления (напр., при разбое посягательство осуществляется одновременно и на собственность, и на личность). В этих случаях обычно различают основной, или главный, и дополнительный объекты преступления. Разграничение это проводится не по степени Значимости объекта, а по его связи с родовым объектом преступлений данной группы. В приведенном примере разбой — преступление против собственности, этим определяется и его расположение в системе Особенной части УК (гл. 21 разд. VIII). Именно собственность будет выступать здесь основным объектом, а личность (жизнь или здоровье) — дополнительным.

Дополнительный объект может быть как однородным, и тогда в законе он указывается в однозначной форме (напр., п. «в» ч. 2 ст. 131 УК — изнасилование, повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием: здесь основной объект — половая свобода, дополнительный объект — здоровье потерпевшей), так и разнородным, отраженным в законе в альтернативной форме. Например, при загрязнении вод (ст. 250 УК) существенный вред может быть причинен помимо самих водных источников также животному или растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству. Для признания наличия состава преступления достаточно причинения ущерба хотя бы одному из перечисленных дополнительных объектов.

Предмет преступления

Предмет преступления — это то, что непосредственно подвергается преступному воздействию для нанесения вреда объекту посягательства. Так, при угоне автомобиля объектом преступления является право (отношения) собственности, предметом преступления — сам автомобиль. По образному выражению проф. Н.Ф. Кузнецовой, предмет является внешней «мишенью» объекта, по которой «бьет» преступник, желающий причинить вред объекту преступления.

На протяжении длительного времени считалось, что предмет преступления — это лишь вещи, материальные предметы, овеществленные элементы материального мира. Однако в последние годы стало преобладать более широкое понимание предмета преступления, включающее и неовеществленные явления, объекты внешнего мира, например информацию, субъективные права и др. Данная позиция обоснованна. Так, Л.Л. Кругликов и О.Е. Спиридонова относят к предметам материального мира все, что входит в содержание материи как объективной реальности: «отсюда. и электрическая энергия, и даже звуки (мелодия и слова) Государственного гимна России составляют эту реальность, т.е. материальны, поскольку существуют здесь и сейчас, в этом мире. А значит, в широком смысле слова их можно назвать предметами (элементами) материального мира, которые также обладают относительной самостоятельностью».

А.В. Шульга относительно предмета преступления пишет, что сюда относятся также «информация, энергия, товарные знаки, секреты производства (коммерческая тайна), программы для ЭВМ, информация имущественного характера (записи в реестрах акционеров, иная информация имущественного характера, закрепленная в ценных бумагах, пластиковых карточках и т.п.». Действительно, есть составы преступлений, предмет которых имеет неовеществленную форму, оставаясь при этом элементом материального (реального, внешнего) мира. Так, при шпионаже, объектом которого является безопасность государства, в качестве предмета преступления выступают сведения, составляющие государственную тайну (либо иные сведения — по заданию иностранной разведки). В связи с этим представляется правильной трактовка предмета преступления, предложенная Д.А. Калмыковым: это «доступные для восприятия, измерения, фиксации и оценки явления внешнего мира, в том числе вещи».

Таким образом, предмет преступления — это доступные для восприятия, измерения, фиксации и оценки явления (элементы) внешнего мира, в том числе вещи, путем воздействия на которые причиняется или может быть причинен вред объекту посягательства.

В отличие от объекта, который является обязательным элементом любого состава преступления, предмет преступления — элемент факультативный. Это означает, что некоторые преступные деяния могут не иметь конкретного предмета посягательства (напр., дезертирство). Если же предмет преступления прямо обозначен в законе или очевидно подразумевается, то для данного состава преступления он становится элементом обязательным. Так, предмет преступления обязателен для любого хищения (имущество), взяточничества (взятка), фальшивомонетничества (поддельные деньги или ценные бумаги) и многих других преступлений. В подобных случаях предмет преступления имеет большое значение для квалификации деяния: нет предмета, соответствующего его характеристикам, указанным в законе, — нет данного состава преступления.

Кроме того, в отличие от объекта преступления, которому всегда наносится вред в результате совершения преступного деяния, предмет может не только претерпевать ущерб от преступления, но и оставаться неизменным, просто видоизменяться, а иногда даже и улучшать свои качества.

Предмет преступления необходимо отличать от орудий и средств совершения преступного деяния — факультативного элемента объективной стороны преступления. Предмет — это то, что подвергается преступному воздействию для нанесения вреда объекту посягательства; орудия и средства — при помощи (посредством) чего преступление совершается. Орудия и средства — суть инструментарий, используемый виновным для совершения преступление, для воздействия на предмет посягательства (напр., нож при совершении убийства, «фомка» при совершении квартирной кражи, множительная техника при изготовлении фальшивых денег и т.д.). Одна и та же вещь может выступать в одних случаях в качестве предмета преступления, в других — в качестве орудия или средства совершения преступления. Так, автомобиль будет предметом преступления при его угоне и средством совершения преступления при вывозе на нем похищенного имущества; оружие будет предметом преступления при его хищении и орудием совершения преступления при нанесении им ранения и т.п.

Иногда, чаще при посягательствах на личность, элемент «предмет преступления» подразумевает человека, «путем воздействия на тело которого совершается посягательство против объекта» (при убийстве, причинении вреда здоровью, изнасиловании и др.). При этом объектом преступления признаются какие-либо личностные интересы, блага, а в качестве предмета преступления выступает человек как организм, как физическая субстанция. В таких случаях термин «предмет преступления» заменяют понятием «потерпевший». Однако уголовно-правовое понятие потерпевшего не следует смешивать с процессуальным — потерпевший как фигура в уголовном процессе, участник уголовного судопроизводства, поскольку есть множество преступлений, в которых имеется потерпевший, но предметом преступления является нечто другое (напр., при совершении квартирной кражи потерпевший есть всегда, однако предметом преступления является не он, а похищенное имущество).

Понятие «потерпевший» в уголовном праве не следует смешивать и с виктимологическим понятием в криминологии (виктимология (от лат. victima — жертва) — учение о потерпевшем как о жертве преступления). Виктимология изучает свойства и поведение человека в плане потенциальной или реальной возможности стать потерпевшим от преступления.

Уголовно-правовое значение личности и поведения потерпевшего определяется влиянием этих факторов на квалификацию преступления и назначение наказания. Так, в уголовном законе предусмотрены привилегированные и квалифицированные составы преступлений в зависимости от отдельных свойств, характеризующих личность, поведение или специфику деятельности потерпевшего (напр., ст. 107 УК -убийство, совершенное в состоянии аффекта, вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иным противоправным или аморальным поведением потерпевшего; п. «б» ч. 2 ст. 105 УК — убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга). Во многих случаях с какими-либо свойствами либо характером поведения потерпевшего закон связывает смягчение или усиление уголовной ответственности для лица, совершившего преступление. К примеру, смягчающим обстоятельством для виновного служит предшествовавшее преступлению противоправное или аморальное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК); напротив, отягчающими обстоятельствами являются малолетний возраст или беспомощное состояние потерпевшего, нахождение его в зависимости от виновного, беременность женщины и др. (п. «з» ч. 1 ст. 63 УК).

Механизм причинения вреда объекту преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ

Толчёнова Ю. В.
Additional contact information
Толчёнова Ю. В.: Россия Тула, ТФ МосУ МВД РФ

Abstract: Рассмотрена юридическая природа авторских и смежных отношений, механизм причинения вреда, позволяющие определить сущность преступлений, совершаемых в сфере авторских и смежных прав.

Related works:
This item may be available elsewhere in EconPapers: Search for items with the same title.

Export reference: BibTeX RIS (EndNote, ProCite, RefMan) HTML/Text

More articles in Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки from CyberLeninka, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Тульский государственный университет»
Series data maintained by CyberLeninka ().

Is your work missing from RePEc? Here is how to contribute.

Questions or problems? Check the EconPapers FAQ or send mail to .

EconPapers is hosted by the Örebro University School of Business.

ОБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Объектом преступления являются общественные отношения, ответственность за посягательство на которые предусмотрена нормами уголовного закона. Правильное решение вопроса об объекте преступления имеет важное теоретическое и практическое значение.

По мнению В. Н. Кудрявцева «установление объекта преступного посягательства служит как бы предварительной программой для выбора той группы смежных составов, среди которых нужно будет уже более тщательно искать необходимую норму».

Всякое преступление прямо или косвенно посягает на общественные отношения. Объектом преступления могут быть любые общественные отношения, охраняемые уголовным законом. Однако не все общественные отношения охраняются уголовным законом. Те, которые не охраняются уголовным законом, не могут являться и объектом преступления. Но даже нарушения тех общественных отношений, которые могут являться предметом уголовно-правовой защиты, не при всех условиях вызывают необходимость применения мер уголовно-правового принуждения.

Обычно применение подобных мер связано с совершением таких посягательств, которые представляют повышенную общественную опасность. Это имеет место либо при умышленном посягательстве на эти отношения, либо при неосторожном посягательстве, но в случаях причинения при этом существенного ущерба. Лишь при наличии указанных условий данные отношения охраняются уголовным законом и становятся объектом преступлений. Общественные отношения как объект уголовно-правовой защиты и как объект преступления являются тождественными. В случаях необходимости государство принимает специальные меры для охраны общественных отношений от различного рода деяний, их нарушающих.

Так, в соответствии со ст. 3 Конституции Украины человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность определяются в Украине высшей социальной ценностью. Государство обеспечивает охрану этих постулатов посредством уголовного права.

Понятие об объекте преступления как общественном отношении закреплено в ст. 1 УК. Общественные отношения являются общим объектом, на который, в конечном счете, посягает любое преступление, предусмотренное уголовным законодательством. Не могут быть признаны объектом посягательства (наряду с общественными отношениями) правовые нормы государства. Объектом посягательства может быть признано только то, чему преступление причиняет или может причинить вред.

Общественные отношения весьма разнообразны (экономические, социально-политические, идеологические и др.) и регулируются в обществе различными социальными нормами (нормами права, морали, нравственности).

Таким образом, объектом преступления являются те общественные отношения, на которые посягает преступление, причиняя им определенный вред, и которые поставлены под охрану уголовного закона.

Это интересно:  Величина мрот с 1 января 2020г

Для правильного уяснения сущности объекта преступления и «механизма» преступного посягательства на него важно опреде-

лить структуру общественного отношения и взаимодействие различных элементов его составных частей.

В философской и правовой науке наиболее распространено мнение, согласно которому структурными элементами общественного отношения являются: 1) субъекты (носители) отношения; 2) предмет, по поводу которого существуют отношения; 3) социальная связь (общественно значимая деятельность) как содержание отношений.

Структура любого общественного отношения всегда неизменна. Включение в структуру каких-либо иных, органически не свойственных ему элементов (например, внешних условий возникновения отношений), как и исключение из ее состава какого-либо его обязательного элемента ведет к тому, что отношение теряется как таковое, исчезает или подменяется какими-то иными, более общими понятиями. С другой стороны, рассматривая структуру общественного отношения, необходимо отметить, что она представляет собой не простую сумму составляющих его частей, а целостную систему образующих его элементов, соответствующим образом взаимосвязанных и взаимодействующих между собой.

В состав любых общественных отношений входят их субъекты (участники отношений). Субъектами уголовно-правового отношения следует считать государство в лице его полномочных специальных органов и лицо, совершившее преступление.

Установление участников общественного отношения или, что одно и то же, его субъектного состава, а также их социальных функций в самом отношении во многих случаях позволяет определить те общественные отношения, которые выступают объектом того или иного преступления. Это свойство субъектов в общественном отношении нередко использует и сам законодатель как для определения границ действия уголовного закона, так и для указания на те общественные отношения, которые являются объектом конкретного преступления. Правильное определение субъектного состава и выяснение социальной роли личности в нем не только способствуют определению круга тех отношений,

которые охраняются конкретной уголовно-правовой нормой, но и позволяют выяснить их содержание, поскольку в социальных функциях лица отражается как содержание, так и характер социальных связей в отношении.

Предметом общественного отношения справедливо называют все то, по поводу чего или в связи с чем существует само это отношение. Поэтому в качестве предмета общественного отношения могут выступать, прежде всего, различного рода физические тела, вещи (природные объекты, различные товары или предметы, не обладающие признаками товара), а также сам человек. Например, в объекте такого преступления, как похищение или подмена чужого ребенка, последний является лишь предметом охраняемого уголовным законом отношения.

Все общественные отношения в зависимости от особенностей предмета необходимо разделять на две группы — материальные — и нематериальные. Отношения, в состав которых входит материальный предмет (имущество, лес, дикие животные и др.), принято называть материальными. Предмет в нематериальных отношениях — иные социальные ценности (например, государственная власть либо духовные блага).

Под социальной связью обычно понимают определенное взаимодействие, определенную взаимосвязь субъектов. Поэтому социальная связь присуща лишь человеку и предоставляет собой одну из форм всеобщей связи и взаимодействия. Социальная связь является как бы зеркалом внутренней структуры общественного отношения, в ней проявляются его сущность и социальные свойства.

Для выяснения сущности социальной связи необходимо установить содержание деятельности (поведения) субъектов отношения.

Социальная связь как элемент общественного отношения всегда находится в неразрывной связи с другими структурными элементами общественного отношения, а также носит предметный характер. Важно отметить и то, что социальная связь, как и общественное отношение, всегда носит объективный характер.

Она всегда существует как нечто данное, реальное, наличное и лишь в таком виде выступает как объект преступления.

Общественные отношения, на которые посягают преступления, которые являются объектами таких преступлений, весьма разнообразны. Выяснение всех видов объектов и их научная классификация необходимы, так как они способствуют более полному раскрытию сущности, а также социально-правовой значимости объектов, позволяют определить их влияние на развитие уголовного законодательства и совершенствование практики его применения. В Особенной части Уголовного кодекса все составы преступлений расположены по определенной системе. В основу этой классификации кладется деление преступлений по различию в объекте посягательства. В науке уголовного права распространена четырехчленная классификация объектов «по вертикали» (общий, родовой, видовой и непосредственный).

Общим является вся совокупность охраняемых уголовным законом общественных отношений; родовым — однородные по своим свойствам группы общественных отношений, охраняемые определенной совокупностью уголовно-правовых норм; видовым — тождественные общественные отношения, охраняемые конкретными уголовно-правовыми нормами от каких-либо преступных посягательств, непосредственный объект — конкретные общественные отношения, на которые посягает определенное преступление. Такая классификация позволяет определить объекты уголовно-правовой охраны на различных уровнях их обобщения.

Общий объект образует совокупность общественных отношений, которые поставлены под охрану действующего уголовного законодательства, куда входят самые различные отношения (национальная безопасность государства, собственность, жизнь и здоровье людей и др.). Таким образом, общий объект охватывает собой самые различные общественные отношения, в значительной степени различающиеся между собой по своей социальной значимости, сфере действия и др. Общий объект преступления важен для определения природы и сущности преступлений, степени их общественной опасности, отграничения от непреступных деяний и др.

Родовым (групповым) объектом является объект, охватывающий определенный круг однородных по своей социально-политической и экономической сущности общественных отношений, которые в силу этого должны охраняться единым комплексом взаимосвязанных уголовно-правовых норм. Родовой объект представляет собой усредненный уровень правовой значимости объектов, позволяет определить их влияние на развитие уголовного законодательства и совершенствование практики его применения. В Особенной части Уголовного кодекса все составы преступлений расположены по определенной системе. В основу этой классификации кладется деление преступлений по различию в объекте посягательства.

Значение родового объекта преступления состоит прежде всего в том, что он позволяет провести классификацию всех преступлений и уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за их совершение. Именно это его свойство было положено в основу при построении Особенной части Уголовного кодекса, что позволило законодателю в целом правильно объединить в пределах одной главы УК нормы, в которых предусматривается ответственность за посягательство на тождественные или однородные общественные отношения.

Наиболее существенное значение для правотворческой и правоприменительной деятельности имеет непосредственный объект преступления. Под ним следует понимать те конкретные общественные отношения, которые поставлены законодателем под охрану определенного уголовного закона и которым причиняется ущерб преступлением, подпадающим под признаки данного состава. Из этого определения прежде всего вытекает, что непосредственным объектом так же, как общим и родовым, могут быть признаны только общественные отношения, а не какие-либо блага и ценности. Следовательно, на каком бы уровне обобщенности мы ни рассматривали объект преступления, им всегда выступают охраняемые уголовным законом общественные отношения.

Вопрос о том, какие общественные отношения могут быть признаны объектом конкретного преступления, решается законодате-

лем путем принятия или отмены того или иного уголовного закона. Задача же науки уголовного права и судебной практики состоит в том, чтобы установить те общественные отношения, которые определены законодателем в качестве непосредственного объекта преступления, и вскрыть их действительное содержание.

Законодатель лишь в некоторых случаях указывает на непосредственный объект в самом уголовном законе. В большинстве же случаев в уголовном законе отсутствуют какие-либо указания относительно непосредственного объекта конкретного преступления, и тогда для его выяснения необходим тщательный юридический анализ состава определенного преступления.

Установление непосредственного объекта преступления важно для выяснения характера и степени общественной опасности совершенного преступления, правильной квалификации содеянного, способствует отграничению совершенного деяния от смежных преступлений и др.

В теории уголовного права широко распространена также классификация непосредственных объектов преступлений «по горизонтали».

Основной непосредственный объект определяет степень общественной опасности совершенного преступления и тяжесть наступивших или возможных последствий.

Дополнительным непосредственным объектом являются только те общественные отношения, которым всегда причиняется вред или создается угроза причинения вреда. Таким объектом могут быть лишь отношения, определенные в качестве такого объекта самим законодателем.

Дополнительный объект имеет важное значение для определения социально-политической сущности совершенного преступления, установления тяжести наступивших или возможных последствий, и это свойство часто используется законодателем для выделения квалифицированных составов или для образования самостоятельных составов преступлений.

Все непосредственные объекты подразделяются на два вида: основной и. дополнительный. Дополнительный непосредственный объект может быть двух видов: обязательный (необходимый) и факультативный (необязательный).

Дополнительный обязательный объект — это такой объект, который в данном составе преступления имеется всегда, в любом случае совершения определенного преступления. Этому объекту, как и основному, всегда причиняется вред в результате совершения преступления. Так, в составе разбоя основным непосредственным объектом является собственность, а дополнительным — здоровье. Дополнительный факультативный объект — это такой объект, который при совершении определенного преступления может существовать наряду с основным, а может и отсутствовать (например, отношения собственности и здоровье при хулиганстве).

Наряду с предметом общественного отношения необходимо выделять и предмет преступления как самостоятельный признак состава преступления. Предмет общественного отношения и предмет преступления — не одно и то же. Предмет отношения — это структурный элемент общественного отношения. Предмет преступления, существует наряду с объектом, является

самостоятельным факультативным признаком состава преступления. Каждый из этих предметов наделен своими, ему присущими признаками, выполняет свою социальную роль, а также имеет различное правовое предназначение.

Предметом преступления следует считать любые вещи материального мира, с определенными свойствами которых уголовный закон связывает наличие в действиях лица признаков конкретного состава преступления.

Из этого определения следует, что к предмету преступления необходимо относить только определенные вещи, а не любые иные ценности. Такое решение обусловлено тем, что законодатель чаще всего указывает именно на определенные вещи, а точнее, их признаки, свойства при описании того или иного преступления. Например, во всех статьях, устанавливающих ответственность за хищение, подчеркивается, что предметом этого преступления является только имущество.

Поскольку предметом преступления может выступать лишь определенная вещь, то он всегда является вещным (материальным) признаком преступления.

Кроме того, предмет преступления — это такой признак преступления, который всегда назван непосредственно в самом уголовном законе. В этом случае он выступает как необходимый признак состава преступления. Однако законодатель далеко не всегда указывает на предмет как признак конкретного преступления. Если на него нет указания непосредственно в самом уголовном законе, предмет не является признаком состава преступления. И напротив, в тех случаях, когда он указан в самом законе, преступление является предметным. Поэтому предмет преступления выступает не необходимым, а факультативным признаком состава преступления.

Вместе с тем вывод о том, что предмет является факультативным признаком состава преступления, требует одного уточнения. Когда мы говорим, что предмет факультативен, то речь идет не о конкретном составе, а о так называемом общем понятии состава преступления. Это означает, что он присущ не любому

составу преступления. В конкретном же составе, когда он указан (предусмотрен) непосредственно в законе, этот признак строго обязателен, и он должен быть установлен для правильной квалификации преступления. Более того, в тех случаях, где предмет является обязательным признаком, именно он чаще всего устанавливается раньше других, и нередко с помощью полученных о нем данных выясняются остальные признаки преступления. Например, при решении вопроса о квалификации действий лиц, совершивших фальшивомонетничество, необходимо, прежде всего, выяснить, обладают ли поддельные деньги или ценные бумаги теми признаками, которыми должны обладать предметы преступления.

Законодатель различным образом описывает признаки предмета преступления в Уголовном кодексе. Избрание того или иного способа (приема) при законодательной обрисовке предмета преступления во многом зависит от самого характера преступления, а также от индивидуальных свойств его предмета. Так, во многих случаях в самом уголовном законе указано лишь на определенный вид предметов, и тем самым любой из предметов данного вида имеет одинаковое значение для уголовной ответственности. В этих и других подобных случаях нет необходимости давать в УК исчерпывающий перечень возможных предметов данного преступления. Далее это могло бы привести к необоснованному загромождению уголовного закона перечислением предметов, установление которых и без этого не вызывает трудностей на практике, а также, в ряде случаев просто невозможно дать такой исчерпывающий перечень признаков предмета преступления, например, когда практическая деятельность людей вызывает появление все новых и новых предметов.

Иногда законодатель дает непосредственно в самом законе примерный или исчерпывающий перечень предметов преступления, стремится с максимальной определенностью обрисовать его в диспозиции уголовно-правовой нормы. Анализ указанных в действующем законодательстве предметов преступления показывает, что те или иные вещи, а также ценности чаще всего

выделяются законодателем в качестве предмета с учетом особого правового режима, вызванного их полезными или вредными свойствами, а также с учетом их хозяйственно-экономического назначения. Именно эти признаки (свойства) предметов и являются теми обстоятельствами, по поводу которых или путем воздействия на которые совершается преступление. К таким предметам необходимо отнести оружие, боевые припасы и взрывчатые вещества, наркотические средства и др. По поводу полезных свойств вещей совершается большинство корыстных преступлений, и поэтому именно они выделяются законодателем в качестве предметов соответствующих преступлений (деньги, драгоценные металлы, произведения искусства и другие товары). Отмеченные, как и некоторые другие свойства, той или иной вещи вызывают необходимость придания ей определенной правовой значимости в конкретном составе преступления. Это, в свою очередь, определяет ее как самостоятельный и необходимый признак совершенного преступления. Если в определенном общественно опасном деянии отсутствует названный в законе предмет, то отсутствует и состав этого предметного преступления.

Предмет преступления в отдельных случаях может совпадать с предметом охраняемого уголовным законом общественного отношения. Такое совпадение имеет место тогда, когда те или иные предметы, входящие в структуру объекта преступления, законодатель наделяет дополнительно и функциями предмета преступления, то есть придает ему еще дополнительно и иное правовое значение.

Следует иметь в виду, что предмет преступления как самостоятельный признак преступления всегда связан с объектом. Именно объект и предмет в совокупности образуют самостоятельный элемент состава преступления. Однако если объект преступления является обязательным, то предмет — факультативным признаком состава преступления.

Предмет отличается от объекта еще и тем, что ему не всегда причиняется ущерб. Если вред, причиненный объекту, всегда носит социальный характер, то предмету преступления в резуль-

тате общественно опасного посягательства, прежде всего, причиняется физический ущерб, который, в свою очередь, вызывает определенные отрицательные социальные изменения в объекте. Ущерб предмету как материальной вещи причиняется тогда, когда преступление совершается посредством его уничтожения, повреждения или видоизменения.

Предмет преступления при совершении таких преступлений, как уничтожение или повреждение имущества, незаконная охота, незаконное занятие рыбным, звериным или иным водным добывающим промыслом и др. претерпевает определенные изменения. Вместе с тем при совершении целого ряда преступлений предмет может не видоизменяться. Это имеет место тогда, когда преступление совершается путем создания (изготовления) запрещенных к производству предметов либо путем непосредственного посягательств на другой элемент охраняемого уголовным законом общественного отношения. Так, нет оснований считать, что предмету причиняется ущерб при изготовлении оружия, контрабанде, хищении имущества и других преступлениях. При совершении таких преступлений ущерб объекту причиняется путем непосредственного воздействия на саму социальную связь, то есть на определенный элемент охраняемого общественного отношения.

Это интересно:  Номер водительского удостоверения где написан

Наряду с предметом, общественного отношения и предметом преступления правомерно выделение и такого понятия, как предмет преступного воздействия.

Под предметом преступного воздействия необходимо понимать тот элемент охраняемого уголовным законом общественного отношения, который подвергается непосредственному преступному воздействию и которому, следовательно, в первую очередь причиняется ущерб. Поэтому таким предметом может быть субъект, сама социальная связь, а также предмет общественного отношения. Установление предмета преступного воздействия в каждом конкретном преступлении облегчает выяснение «механизма» причинения ущерба самому объекту, а также способствует установлению размера и характера последствий общественно опасного деяния.

Следовательно, применительно к потребностям уголовного права предмет имеет троякое значение: 1) предмет охраняемого уголовным законом общественного отношения; 2) предмет преступления; 3) предмет преступного воздействия.

Итак, процесс квалификации общественно опасного деяния ло объекту предполагает выяснение вопросов о том, какие общественные отношения пострадали или могли пострадать в результате совершенного деяния, а также какие уголовно-правовые нормы Уголовного кодекса охраняют эти объекты.

Установление и определение объекта преступного посягательства — это только один из этапов уголовно-правовой квалификации. Как отмечалось выше, квалификация означает нахождение, сопоставление и установление тождества всех элементов преступления и признаков состава преступления определенного вида. Одним лишь решением вопроса об объекте преступления не может завершиться процесс уголовно-правовой квалификации, так как объект преступления не может быть единственным критерием квалификации и разграничения преступлений.

Причинение вреда общественным отношениям как основание общественной опасности преступления

В.Н. ВИНОКУРОВ,

кандидат юридических наук, докторант кафедры уголовного права и криминологии Сибирского юридического института МВД России

Освещаются вопросы причинения вреда общественным отношениям в результате совершения преступления. Вред, причиненный общественным отношениям, следует рассматривать на трех уровнях: причинение фактического вреда потерпевшему, причинение политического вреда государству и морального вреда обществу, причинение вреда государству и экологии как условиям развития.

Ключевые слова: вред, преступление, отношения, механизм, деятельность, последствия, государство.

Causing the harm to public relations as base to public danger of the crime

In article are considered questions of the causing the harm to public relations as a result of completion of the crime. The Harm caused public relations, follows to consider on three levels. The first — a causing the actual harm aggrieved. The second — a causing the political harm state and moral harm society. Apart follows to select the harm, caused state and ecologies as condition of the development society.

Keywords: injury, crime, relationships, mechanism, activity, impacts the state.

Обсуждение вопроса об объекте преступления в теории права привело к отрицанию концепции, в соответствии с которой объектом преступления признавались общественные отношения, и в первую очередь из-за неясности, что же происходит с ними после совершения преступления[1]. Поэтому следует рассмотреть вопрос о механизме причинения вреда общественным отношениям подробнее.

Как полагал В.Н. Кудрявцев, при совершении преступления вред выражается в разрыве соответствующего общественного отношения, в воспрепятствовании его свободному развитию или изменению его в направлении, противоречащем его социальному назначению[2]. По мнению других ученых, преступный вред выражается в разрушении общественных отношений и проявляется в таких формах, как: 1) фактическое уничтожение отношения; 2) внутреннее

качественное изменение отношения, выражающееся в невыполнении субъектом своих правовых обязанностей; 3) создание нового, антиобщественного отношения.

Последняя форма наиболее четко выражается при вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления, когда не только разрушается отношение, обеспечивающее его нравственное развитие, но и возникает новое, антиобщественное отношение между несовершеннолетним и преступником[3].

При выявлении наличия причинения вреда общественным отношениям необходимо проводить различие между общественными отношениями и социальной связью как первичным элементом отношений, имея в виду, что связь при воздействии на взаимодействующие стороны измениться может, а отношение — нет[4]. Говорить о разрыве общественного отношения преступлением можно условно, лишь на уровне социальной связи, когда субъекты отношений лишаются возможности реализовывать свои права либо реализация этой возможности существенно затрудняется и тем самым потерпевшему причиняется фактический вред. Рассмотрение общественных отношений на первичном уровне социальной связи позволяет уяснить фактический вред. В зависимости от степени повреждения общественных отношений в единичном их проявлении на уровне социальной связи Н.И. Коржанский выделил виды воздействия на общественные отношения: частичное изменение общественных отношений, которое проявляется лишь в изменении поведения одного из участников отношения; повреждение общественных отношений в их единичном проявлении, которое может быть восстановлено (например, возвращение похищенного имущества, восстановление на работе незаконно уволенного и т. п.); полное разрушение общественного отношения в единичном его проявлении[5]. В то же время сама система общественных отношений стабильна и не может быть изменена в результате противоправных действий людей. Предметы и люди лишь включаются в нее и выбывают из нее. Даже в связи с гибелью человека или похищением имущества общественные отношения не повреждаются, поскольку, например, при похищении за потерпевшим остается право собственности в отношении похищенного имущества. Поэтому некоторые авторы утверждают, что при совершении любого преступления общественные отношения не разрушаются и не уничтожаются, а только нарушаются[6]. Как полагал Л.И. Спиридонов, учитывая, что общественные отношения — это отношения между людьми, а не вещами и что они имеют безличностную природу, ни вор, ни убийца, ни террорист не могут поколебать ни институт собственности, ни социально политические основы общества. Уголовное право охраняет лишь эмпирические предпосылки существования общественных отношений: людей, среду обитания и общие условия межличностного существования (государство, правовые установления)[7].

Понятие вреда от правонарушения справедливо связывается с деформацией общественных отношений, когда любое правонарушение причиняет «нематериальный» вред, выражающийся в дезорганизации отношений, подрыве общественной дисциплины и авторитета права, воспрепятствовании нормальным процессам функционирования и развития общества[8]. Таким образом, нарушаются не сами общественные отношения, а механизм их функционирования как системы. «Преступление, — отмечает А.И. Марцев, — представляет собой один из видов преобразовательной деятельности, поскольку субъект, совершая преступление, производит в объекте определенные изменения или создает своей деятельностью предпосылки таких изменений. Эти изменения носят деструктивный характер и в социальном плане отрицательно сказываются на функционировании человека, общества или государства»[9]. Преступление нарушает упорядоченность системы общественных отношений социально-психологического характера (порождает недоверие к государственной власти) и индивидуально-психологического порядка (возникновение чувства страха за собственную безопасность). Кроме этого, преступление подает пример неустойчивым членам общества, которые видят в совершении преступления способ удовлетворения своих потребностей за счет интересов других лиц, общества, государства[10]. Исходя из этого в теории уголовного права выделяют два уровня последствий. Первый уровень (первичные последствия) выражается в том, что преступление производит определенные изменения в социальной действительности (вредоносность как содержание общественной опасности).

Второй (вторичные последствия) — в том, что преступление создает угрозу качественного изменения условий существования общества (прецедентность как возможность повторения преступления в будущем)[11].

Ошибка в исследовании механизма причинения преступлением вреда общественным отношениям заключается в том, что его объем ограничивается рамками конкретного состава преступления, в то время как общественная опасность является категорией социальной, а не уголовно-правовой, поэтому ее необходимо искать за пределами уголовного права как совокупности правовых норм[12]. В связи с этим Ю.Е. Пермяков выделяет три направления нарушения нормального функционирования общественных отношений в результате совершения преступления, которое, во-первых, может затруднить выполнение членами общества социально полезных функций, во-вторых, препятствует воспроизводству социально одобряемых форм деятельности, в-третьих, может лишить общество каких-либо предпосылок его существования (например, при совершении преступлений против экологии)[13].

Необходимо рассмотреть механизм воздействия преступления на общественные отношения по выделенным направлениям. Первое из них следует обозначить как причинение политического вреда, выражающегося в том, что виновный нарушил свою правовую обязанность не совершать преступления. Опасность нарушения установленных государством запретов характеризуется тем, что показывает слабость государственной власти и формирует чувство незащищенности у правопослушных граждан. Политический вред системе общественных отношений является более широким понятием, чем политический вред как последствие определенных преступлений, предусмотренных, например, статьями 141 и 278 УК РФ. Кроме этого, некоторые посягательства на государственные установления как условие нормального функционирования общества могут привести к ослаблению государственной власти, например при совершении преступлений, предусмотренных статьями 277—279 УК РФ.

Второе направление характеризуется препятствованием воспроизводству социально одобряемых форм деятельности и проявляется в том, что преступления провоцируют неустойчивых членов общества к совершению правонарушений. Это наиболее четко выражается в незаконном обогащении в результате совершения преступления. Кража не только причиняет имущественный ущерб собственнику или владельцу имущества и вызывает в нем чувство обиды и несправедливости, но и формирует паразитическую психологию у вора и способствует ее укреплению в обществе. Тем самым обществу, его идеологии причиняется моральный вред[14]. В.В. Мальцев, выделяя в качестве объекта хищений не только отношения собственности, но и отношения по распределению материальных благ, справедливо отмечает: «Общество, не регулирующее и не охраняющее такие отношения, рискует взорваться изнутри в силу несдерживаемых противоречий между его членами. Во всяком случае, подобное общество не может считаться ни правовым и социальным, ни демократическим и справедливым»[15]. Это утверждение подкрепляется анализом соотношения санкций, установленных за кражу, причинившую значительный ущерб (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ — до 5 лет лишения свободы), когда собственник или владелец лишается возможности пользоваться своим имуществом и происходит неправомерное обогащение виновного, и за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба (ч. 1 ст. 167 УК РФ — до 2 лет лишения свободы), когда последствия выражаются в лишении собственника или владельца возможности пользоваться своим имуществом. Моральный вред общественным отношениям является более широким по объему, чем моральный вред в виде последствия преступления как признака объективной стороны, например при совершении преступлений, предусмотренных статьями 129 и 130 УК РФ.

Третье направление воздействия преступления на общественные отношения выражается в уничтожении среды обитания в результате совершения преступлений против экологии (ч. 3 ст. 205, статьи 247, 248, 250—258, 358 УК РФ), так как охрана экологии связана с заботой о сохранении для человечества жизнеобеспечивающих условий — воздуха, воды, продуктов питания, вследствие чего человек не может воспроизводить социальные связи из-за гибели среды обитания[16]. Общественная опасность посягательства на экологию характеризуется значимостью и размером причиненного вреда, отрицательным воздействием на различные общественные отношения, а также тем, что вредные изменения в организме человека могут проявиться не сразу, так как они растянуты во времени и в пространстве[17]. Учитывая, что причинение вреда экологии является посягательством на здоровье человека, отношения собственности, отношения в сфере экономической деятельности, общественную безопасность и что последствия преступлений против экологии проявляются в будущем, И.В. Лавыгина обоснованно указывает на необходимость выделения их в самостоятельный раздел Особенной части УК РФ[18].

Таким образом, можно условно выделить три уровня вреда, причиняемого преступлением общественным отношениям. Первый — причинение фактического вреда потерпевшему, выражающегося в разрыве социальной связи как первичного элемента общественных отношений. В результате субъект не может реализовать свои возможности либо затрудняется это сделать. Второй — причинение политического вреда государству и морального вреда обществу. Содержание политического вреда характеризуется тем, что виновный нарушил свою правовую обязанность не совершать преступления, что обнаруживает слабость государственной власти и формирует чувство незащищенности у правопослушных граждан. Моральный вред, причиненный обществу, характеризуется тем, что совершение преступления препятствует воспроизводству социально одобряемых форм деятельности и способствует формированию антиобщественных форм поведения. Третий — вред, причиняемый условиям нормального развития общества, выражающийся в уничтожении среды обитания, а также в совершении преступлений против государства как политической организации, которое своим нормальным функционированием обеспечивает развитие общества.

1 См.: Расторопов С. Понятие объекта преступления: история, состояние, перспектива // Уголовное право. 2002. № 1. С. 40.

2 См.: Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. — М., 1960. С. 134.

3 См.: Глистин В.К. Проблема уголовно-правовой охраны общественных отношений (объект и квалификация преступлений). — Л., 1979. С. 86; Карлин А.Б. Социальная сущность преступных последствий // Вестн. ЛГУ. 1982. № 5. С. 73.

4 См.: Тоболкин П.С. Социальная обусловленность уголовно-правовых норм. — Свердловск, 1983. С. 95.

5 См.: Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны в СССР: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 1981. С. 26.

6 См.: Сухарев Е.А., Горбуза А.Д. Традиционные представления о механизме преступного посягательства // Проблемы совершенствования уголовного законодательства на современном этапе: Межвуз. сб. науч. тр. — Свердловск, 1985. С. 21.

7 См.: Спиридонов Л.И. Социология уголовного права. — М., 1986. С. 47. Представляется, что террористический акт (ст. 205 УК РФ), а также убийство государственного деятеля (ст. 277 УК РФ) могут поколебать основы конституционного строя как условие развития общества. — Примеч. авт.

8 См.: Алексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. — М., 1971. С. 57.

9 Марцев А.И. Общие вопросы учения о преступлении. — Омск, 2000. С. 7.

10 См.: Никифоров Б.С. Наказание и его цели // Советское государство и право. 1981. № 9. С. 66—67; Филимонов В.Д. Обстоятельства, определяющие содержание и конструкцию состава преступления // Уголовное право. 2003. № 2. С. 83.

11 См.: Марцев А.И. Указ. раб. С. 5; Шеслер А.В. Содержание общественной опасности преступления // Актуальные проблемы теории борьбы с преступностью и правоприменительной практики: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 5. — Красноярск, 2002. С. 31.

12 См.: Пермяков Ю.Е. О механизме преступного воздействия на систему общественных отношений // Уголовная ответственность и ее реализация: Межвуз. сб. — Куйбышев, 1985. С. 13—14; Ковалев М.И. Понятие преступления в советском уголовном праве. — Свердловск, 1987. С. 59.

13 См.: Пермяков Ю.Е. Указ. раб. С. 13—14.

14 См.: Ковалев М.И. Проблемы учения об объективной стороне состава преступления. — Красноярск, 1991. С. 81.

15 Мальцев В.В. Ответственность за преступления против собственности. — Волгоград, 1999. С. 24.

16 См.: Загородников Н.И. Объект преступления и проблема совершенствования уголовного законодательства // Актуальные проблемы уголовного права. — М., 1988. С. 25—26.

17 См.: Бушуева Т.А., Дагель П.С. Объект уголовно-правовой охраны природы // Советское государство и право. 1977. № 8. С. 78; Землюков С.В. Преступный вред: теория, законодательство, практика: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 1993. С. 25—26.

18 См.: Лавыгина И.В. Экологические преступления: уголовно-правовые и криминологические аспекты. — Иркутск, 2005. С. 47—48.

Статья написана по материалам сайтов: econpapers.repec.org, lawbook.online, www.sovremennoepravo.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector