Объектами вещных прав являются

Вещные права: понятие, признаки, виды

Вещное право (в объективном смысле) — это совокупность правовых норм, закрепляющих принадлежность вещей (имущества) субъектам вещных прав, регламентирующих правомочия этих субъектов по поводу этих вещей и устанавливающих ответственность за их нарушения.

Вещное право (в субъективном смысле) — право конкретного субъекта по владению, пользованию и распоряжению данным имуществом.

Важно! Следует иметь ввиду, что:

  • Каждый случай уникален и индивидуален.
  • Тщательное изучение вопроса не всегда гарантирует положительный исход дела. Он зависит от множества факторов.

Чтобы получить максимально подробную консультацию по своему вопросу, вам достаточно выбрать любой из предложенных вариантов:

  • Обратиться за консультацией через форму.
  • Воспользоваться онлайн чатом в нижнем правом углу экрана.
  • Позвонить:
    • По всей России: +7 (800) 350-73-32

Можно выделить также и вещное право как подотрасль гражданского права, однако в данном материале вещное право в этом смысле не рассматривается.

В гражданском праве традиционной является классификация правоотношений по способу удовлетворения интересов управомоченного лица на следующие виды:

  1. вещные:
    • интерес управомоченного лица удовлетворяется посредством собственных действий: собственник владеет, пользуется и распоряжается своим имуществом, обязанные лица воздерживаются от нарушений — бездействуют;
    • являются имущественными, абсолютными;
  2. обязательственные:
    • интерес управомоченного лица удовлетворяется посредством действий лица обязанного: интерес покупателя в получении товара удовлетворяется действиями продавца по передаче товара;
    • являются имущественными (однако, ряд ученых допускает и неимущественные обязательства), относительными.

Характерные черты (признаки) вещных прав:

  • абсолютный характер защиты (его носителю соответствует обязанность неопределенного круга лиц воздерживаться от нарушения вещных прав этого лица);
  • оформляют принадлежность вещей определенным субъектам (отличие от обязательственных прав, оформляющих переход вещей и иных объектов от одних субъектов к другим);
  • присущее им право следования (в случае перехода вещного права к другому лицу (правопреемнику) переходят и обременения этого права);
  • объект вещного права — лишь индивидуально-определенная вещь (соответственно вещи, определяемые родовыми признаками, а также объекты интеллектуальной собственности объектами вещных прав служить не могут);
  • круг вещных прав (в отличие от обязательственных) исчерпывающим образом очерчен в ГК (ст. 209, 216, 292, 334 ГК РФ), либо ином федеральном законом;
  • вещные права защищаются особыми способами защиты.

Таким образом, вещное право — это субъективное гражданское право, имеющее абсолютный характер, обладающее специфическим объектом и способами защиты, включающее в себя, помимо прав владения, пользования и распоряжения вещью (всех вместе или по отдельности), правомочие следования.

Виды вещных прав

Вещные права можно разделить на две группы:

    1. право собственности (включает владение, пользование, распоряжение);
    2. ограниченные вещные права (права на чужие вещи — владение и пользование).

Право собственности в объективном смысле — совокупность гражданско-правовых норм, регулирующих и охраняющих состояние принадлежности материальных благ конкретным лицам.

Иначе сказать, это совокупность правовых норм, регулирующих отношения по поводу присвоения и принадлежности материальных благ определенному лицу или лицам, осуществления собственником правомочий владения, пользования и распоряжения вещью своей волей и в своем интересе, независимо от других лиц.

Право собственности в субъективном смысле — мера возможного поведения собственника; это юридически обеспеченная возможность собственника владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащей ему вещью.

Ограниченное вещное право — это право несобственника в том или ином ограниченном законом отношении использовать чужое, обычно недвижимое, имущество в собственных интересах без участия собственника имущества (а иногда даже помимо его воли). Ст. 216 ГК РФ к ним относит:

  • право пожизненного наследуемого владения земельным участком (статья 265);
  • право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (статья 268);
  • сервитуты (статьи 274, 277);
  • право хозяйственного ведения имуществом (статья 294);
  • право оперативного управления имуществом (статья 296).

Понятие, содержание и виды права собственности

Понятие права собственности

Право собственности может быть рассмотрено в объективном и субъективном смысле.

Право собственности (в объективном смысле) : совокупность правовых норм, регулирующих отношения по поводу присвоения и принадлежности материальных благ определенному лицу или лицам, осуществления собственником правомочий владения, пользования и распоряжения вещью своей волей и в своем интересе, независимо от других лиц.

Иначе, как юридический институт, совокупности правовых норм, значительная часть кото­рых, имея гражданско-правовую природу, входит в подотрасль вещ­ного права.

Право собственности (в субъективном смысле) — возможность определенного поведения, дозволен­ного законом управомоченному лицу. С этой точки зрения оно пред­ставляет собой наиболее широкое по содержанию вещное право, ко­торое дает возможность своему обладателю — собственнику и только ему определять характер и направления использования принадлежа­щих ему вещей, осуществляя над ними полное хозяйственное господ­ство и устраняя или допуская других лиц к их использованию.

Таким образом, можно сказать, что право собственности как субъ­ективное гражданское право есть закрепленная законом возможность лица по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом, одновременно принимая на себя бре­мя и риск его содержания.

Содержание права собственности

В ст. 209 ГК правомочия собственника раскрываются с помо­щью традиционной для русского гражданского права «триады» право­мочий:

  1. владения;
  2. пользования;
  3. распоряжения.

Правомочие владения — основанная на законе (т.е. юридически обеспеченная) возможность фактически иметь у себя данное иму­щество, содержать его в своем хозяйстве (фактически обладать им, числить на своем балансе и т.п.).

Правомочие пользования представ­ляет собой основанную на законе возможность эксплуатации, хозяй­ственного или иного использования имущества путем извлечения из него полезных свойств , его потребления. Оно тесно связано с правомо­чием владения, ибо в большинстве случаев можно пользоваться иму­ществом, только фактически владея им.

Правомочие распоряжения означает аналогичную возможность определения юридической судь­бы имущества путем изменения его принадлежности, состояния или назначения (отчуждение по договору, передача по наследству, унич­тожение и т.д.).

Главное, что характеризует правомочия собст­венника в российском гражданском праве, — это возможность осуще­ствлять их по своему усмотрению (п. 2 ст. 209 ГК), т.е. самому решать, что делать с принадлежащим имуществом, руководствуясь исключи­тельно собственными интересами, совершая в отношении этого иму­щества любые действия, не противоречащие, однако, закону и иным правовым актам и не нарушающие прав и законных интересов других лиц. В этом-то и состоит существо юридической власти собственника над своей вещью.

Тем не менее, дйствующее законодательство, предоставив собственнику указанные выше правомочия, устанавливает и пределы их осуществления (например, собственник жилого помещения может использовать его только по назначени, и т.д.).

О распоряжении имуществом см. также размышления Р. Бевзенко

Пределы права собственности представляют собой установленные законом границы осуществления права собственности.

Объекты и виды вещных прав

Объектом любого вещного права всегда является вещь (имущество). Будучи названными действующим российским законодательством среди прочих объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ), вещи занимают среди них свое, особое место.

Таким образом, и на сегодняшний день определение объекта вещных прав является вопросом сложным и дискуссионным.

Относительно того, какие вещные права следует признать вещными, а какие нет, единого мнения среди отечественных исследователей нет.

К.И. Скловский полагает, что «вещное право должно положительно быть указано в законе под своим именем в силу прямого предписания ст. 216 ГК». 118 Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: Учебно-практическое пособие. / К.И. Скловский. — М.: Статут, 2008. С. 531. 8 Не вызывает сомнений необходимость установления в законодательстве de lege ferenda закрытого перечня вещных прав и по мнению Н.Н. Аверченко. Более того, он полагает, что «следует предусмотреть этот перечень не просто в федеральных законах, а конкретно в ГК, и именно в ст. 216 ГК, снабдив ее положением, что новые виды вещных прав могут вводиться иными федеральными законами лишь с одновременным внесением изменений в настоящую статью». 115 Мозолин В.П. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. В.П. Мозолина, М.Н. Малеиной. — М.: Норма, 2006. С. 483. 5

Это интересно:  Кто должен контролировать срок прививок у пациентов

З.А. Ахметьянова отмечает что перечисление в ГК РФ тех или иных видов вещных прав вряд ли целесообразно, поскольку факт отнесения (или неотнесения) законом того или иного имущественного права к числу вещных, если оно (право) обладает свойствами вещного характера, не имеет какого-либо существенного значения. Полагает, более оправданным является вариант, при котором законодатель сформулирует непосредственно в ГК РФ определение вещного права и тем самым обозначит основные признаки, позволяющие признать характер вещного за тем или иным имущественным правом. 110 Ахметьянова З.А. «Вещное право: Учебник» / З.А. Ахметьянова. — «Статут», 2011г. 0

В отечественной юридической литературе часто имеет место либо чрезмерное сужение круга возможных прав вещного характера, когда ограничиваются исчерпывающим перечислением определенных разновидностей вещных прав (например, отчасти это наблюдается в ст. 216 ГК РФ) либо, наоборот, круг вещных прав необоснованно расширяется, в результате чего «под категорию вещных прав нередко подводят права, которые имеют мало общего друг с другом».

В российском законодательстве не всегда однозначно решался вопрос об отнесении права залога к числу вещных прав. Так, в ГК РСФСР 1922 г. право залога было помещено в разделе «Вещное право», а в ГК РСФСР 1964 г. — в разделе «Обязательственное право». 115 Мозолин В.П. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. В.П. Мозолина, М.Н. Малеиной. — М.: Норма, 2006. С. 483. 5 Ныне действующий ГК РФ выделил залог в отдельный гражданско-правовой институт и признал за ним право обеспечительного обязательства (§ 3 гл. 23).

С нашей точки зрения, отнесение залога к числу прав вещного характера нецелесообразно. При обычном залоге элементы вещного права отсутствуют вовсе — у залогодержателя нет ни правомочия владения, ни правомочия пользования, ни правомочия распоряжения, ибо ему принадлежит лишь право в случае неисполнения обязательства залогодателем удовлетворить свои интересы путем реализации заложенного имущества. По сути, залогодержатель наделен лишь правом требовать продажи заложенной вещи в случае неисполнения контрагентом обязательства, обеспеченного залогом. Однако можно в какой-то мере говорить о вещном праве залогодержателя в отношении заложенного имущества, если договором залога прямо предусмотрено право участника залогового правоотношения пользоваться заложенным имуществом.

Н.Н. Аверченко также называет среди вещных прав право члена семьи собственника жилого помещения, право пользования жилым помещением по завещательному отказу, право пользования жилым помещением на основании договора пожизненного содержания с иждивением, право члена кооператива на квартиру до ее выкупа 110 Ахметьянова З.А. «Вещное право: Учебник» / З.А. Ахметьянова. — «Статут», 2011г. 0 . Права члена семьи собственника жилья и право пользования жильем, предоставленным по договору пожизненного содержания с иждивением, называет в числе вещных прав и Д.А. Формакидов, добавляя к ним также права нанимателей жилого помещения и членов их семей. Кроме того, рассматривать в качестве вещных прав он предлагает также права арендаторов и ссудополучателей. 223 Формакидов Д.А. «Концепция развития законодательства Российской Федерации о вещных правах». / Д.А. Формакидов. — Пермь, 2008. С. 50. 3

§ 2. Недвижимые вещи как объекты вещных прав 1. Понятие и виды недвижимых вещей.

Недвижимости по природе»

Возрождение в отечественном праве категории «недвижимость» стало необходимым следствием признания возможности установления частной собственности на землю (земельные участки).

Объектами вещных прав могут быть только земельные участки как индивидуально­определенные вещи (подп. 2 п. 1 ст. 6 ЗК РФ). «Земля» как природный ресурс (подп. 1 п. 1 ст. 6 ЗК РФ), «достояние народов» и (или) «территория» является объектом публичного (земельного, административного, конституционного, международного) права и не может иметь частноправовой режим. К сожалению, в условиях отсутствия в нашей стране полного кадастрового учета земельных ресурсов (который не требовался в условиях исключительной собственности государства на «землю») в практике встречаются отдельные ситуации, когда в качестве объекта права собственности вынужденно рассматривается «земля» как таковая. Например, земля под многоквартирными жилыми домами в силу закона является общим имуществом собственников помещений, находящимся в их долевой собственности. Однако в ряде случаев земельные участки под таким домом фактически не «сформированы» (т.е. юридически не оформлены) и в их отношении не проведен государственный кадастровый учет. В такой ситуации следует считать, что «земля под многоквартирным домом находится в собственности соответствующего публично­правового образования», которое, однако, не вправе распоряжаться ею «в той части, в которой должен быть сформирован земельный участок под многоквартирным домом», а собственники помещений в нем, напротив, «вправе владеть и пользоваться этим (воображаемым, условным) земельным участком в той мере, в какой это необходимо для эксплуатации ими многоквартирного дома», и в качестве его «законных владельцев» имеют правомочия сособственников, предусмотренные ч. 1 ст. 36 ЖК РФ, а также возможности их вещно-правовой защиты на основании ст. 305 ГК РФ, «в том числе против собственника земельного участка» . Разумеется, речь при этом идет не о «расщеплении» права собственности и (или) о появлении на его основе каких-то особых «вещных прав», а о вынужденной ситуации, которая прекращается с момента надлежащего юридического оформления земельного участка в качестве индивидуально­определенной вещи, автоматически попадающей в состав общего имущества дома как объекта долевой собственности (ст. 16 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» ).

Пункт 67 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22.

СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. I). Ст. 15.

Абзац 1 п. 1 ст. 130 ГК РФ содержит основанную на традиционных представлениях дореволюционного российского права формулировку понятия недвижимости (недвижимой вещи), устанавливая в качестве главного ее признака прочную связь объекта с землей, которая выражается в невозможности его перемещения без несоразмерного ущерба его хозяйственному назначению. В соответствии с этим Кодекс называет в качестве недвижимых вещей:

1) земельные участки и участки недр ;

2) здания и сооружения;

3) объекты незавершенного строительства.

Все они составляют категорию «недвижимостей по природе», т.е. вещей, получающих гражданско-правовой режим недвижимости в силу своих физических свойств.

Вместе с тем земельный участок в качестве недвижимой вещи представляет собой не просто природный ресурс или некую «часть земли в натуре», а юридически значимую вещь — «часть земной поверхности, границы которой определены в соответствии с федеральными законами» (ст. 11.1 ЗК РФ), или, как еще более четко установлено в германском праве, «часть земной поверхности, обозначенную в земельной книге», т.е. в государственном реестре, в качестве земельного участка» . Поэтому, например, участок земли, единый в хозяйственном, бытовом смысле, юридически может состоять из нескольких земельных участков, и наоборот, в земельной книге в качестве одного земельного участка может быть зарегистрировано несколько различных участков земли (ср. ст. 11.2 — 11.9 ЗК РФ). Правовой режим земельного участка, как следует из п. 2 и 3 ст. 261 ГК РФ, распространяется лишь на поверхностный почвенный слой и находящиеся на нем водные объекты и растения, по общему правилу не затрагивая находящихся под ним недр и находящегося над ним воздушного пространства (ибо участки недр представляют собой самостоятельные недвижимые вещи, а воздух в его естественном состоянии вообще не может быть объектом гражданских прав).

Это интересно:  Оплата жку без комиссии

Baur F., Baur J.F., Sturner R. Sachenrecht. S. 12.

«Недвижимостями по природе», строго говоря, следовало бы считать лишь первую группу названных вещей, поскольку здания и сооружения считаются недвижимостями лишь при условии их «прочной связи с землей», а по классическим воззрениям — представляют собой составные части земельных участков, на которых они расположены, т.е. вообще не являются самостоятельными вещами . Однако еще дореволюционное русское право признавало «недвижимыми имуществами по закону» не только «земли и всякие угодья», но и отдельные дома и «всякие строения» (ст. 384 ч. 1 т. X Свода законов), «хотя бы возведенные и на чужой земле», причем этот подход предполагалось принципиально сохранить в проекте Гражданского уложения (ст. 32 которого как раз и указывала на необходимость их «прочной связи с землей»). Иначе говоря, в российском праве традиционно сложилось более широкое понятие недвижимости, чем в пандектном праве .

Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. С. 107; Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. С. 129.

Любопытно, однако, что современная судебная практика в некоторых своих решениях по существу воспроизводит классические положения пандектной науки. Так, в п. 7 Обзора судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения, утвержденного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. N 153 (Вестник ВАС РФ. 2013. N 4), прямо указано, что «собственник земельного участка имеет право на защиту своего права не только на земельный участок, но и на возведенное на нем здание, являющееся по существу составной частью принадлежащего ему на праве собственности земельного участка»; в Постановлении Президиума ВАС РФ от 28 мая 2013 г.

Фактически здесь воспроизведено предложение, содержавшееся в принятом в первом чтении варианте законопроекта об изменениях ГК РФ, согласно которому ст. 130 ГК РФ дополнялась положением о том, что «земельный участок и находящееся на нем здание, сооружение, объект незавершенного строительства, принадлежащие на праве собственности одному лицу, признаются единым объектом и участвуют в гражданском обороте как одна недвижимая вещь» (впоследствии оно было исключено из текста законопроекта).

Такие странные «вещи», как объекты незавершенного строительства, появились только в современном российском праве и неизвестны никаким другим правопорядкам. Судебная практика исходит из того, что для их признания недвижимыми вещами необходимо установить, что на таком объекте, «по крайней мере, полностью завершены работы по сооружению фундамента или аналогичные им работы» . Фактически они представляют собой «полузастроенные» или «недозастроенные» земельные участки, чем и определяется их экономическая и юридическая ценность. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что право собственности на такую «вещь» всегда принадлежит собственнику или обладателю иного титула (права) на земельный участок, а необходимость государственной регистрации права собственности на объект незавершенного строительства возникает только в случае приостановления и консервации строительства .

Абзац 5 п. 38 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Бюллетень ВС РФ. 2015. N 8.

Впервые объекты незавершенного строительства стали рассматриваться в качестве особых вещей законодательством о приватизации (см.: п. 1 Указа Президента РФ от 16 мая 1997 г. N 485 «О гарантиях собственникам объектов недвижимости в приобретении в собственность земельных участков под этими объектами» // СЗ РФ. 1997. N 20. Ст. 2240; п. 1 ст. 28 Федерального закона от 21 декабря 2001 г. N 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» // СЗ РФ. 2002. N 3. Ст. 251). В ГК РФ они были включены по настоянию правоприменительной практики Федеральным законом от 30 декабря 2004 г. N 213-ФЗ // СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. I). Ст. 39. Эти объекты представляют собой типичное «наследие» прежнего правопорядка (в котором «котлован» или «коробка» здания считались отдельными имущественными ценностями). Теперь оно, к сожалению, обречено на сохранение в новых условиях, о чем говорят предложения по развитию этого правового режима (см.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. С. 85).

Современная судебная практика признает самостоятельными недвижимыми вещами еще и такие объекты, как машино-места, в отношении которых не только заключаются различные сделки, но и осуществляется универсальное правопреемство (наследование), на них обращается взыскание по долгам «владельцев» и т.д. Понятно, что речь идет об условно обособленных составных частях сооружений как недвижимых вещей (соответствующим образом оборудованных одноуровневых или многоуровневых наземных и подземных автомобильных стоянок — гаражей), которые не могут самостоятельно использоваться в отрыве от другого имущества, составляющего сооружение в целом. Их правовой режим (прямо не урегулированный законом) во многом аналогичен правовому режиму находящихся в домах (зданиях) жилых и нежилых помещений, которые отечественный законодатель и судебная практика также признали самостоятельными недвижимыми вещами, несмотря на невозможность их использования вне связи с общим имуществом дома .

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 315-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (СЗ РФ. 2016. N 27 (ч. I). Ст. 4169) п. 1. ст. 130 ГК РФ дополнен новым абзацем, согласно которому «к недвижимым вещам относятся жилые и нежилые помещения, а также предназначенные для размещения транспортных средств части зданий или сооружений (машино-места), если границы таких помещений, частей зданий или сооружений (выделено мной. — Е.С.) описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учете порядке». Таким образом, части зданий или сооружений, т.е. составные части недвижимых вещей, признаны законом отдельными недвижимыми вещами — самостоятельными объектами гражданских прав. Но с научно-теоретических позиций сказанное выше об этих предметах сохраняет свое значение.

Более того, Министерством экономического развития РФ уже в 2016 г. был разработан законопроект, предусматривавший «вовлечение в гражданский оборот площадок, являющихся частями здания или сооружения». Под «площадкой» предлагалось понимать «неограниченную либо частично ограниченную строительной конструкцией внутреннюю часть или часть эксплуатируемой кровли здания или сооружения (выделено мной. — Е.С.), предназначенную для хранения транспортных средств или размещения торговых объектов, банкоматов, средств связи» . При этом в пояснительной записке к данному законопроекту прямо указывалось, что необходимость его принятия связана с тем, что «Гражданский кодекс не предусматривает участия в гражданском обороте части объекта недвижимости в качестве самостоятельного объекта гражданских прав», хотя судебная практика допускает возможность аренды части вещи. Очевидно, что разработчикам этого законопроекта осталось неведомым различие объектов вещных и обязательственных прав.

Это интересно:  Как выйти на работу после декрета

См.: Экспертное заключение по проекту Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части вовлечения в гражданский оборот площадок, являющихся частями здания или сооружения)» // Вестник гражданского права. 2016. N 3.

Вместе с тем та же судебная практика вполне обоснованно признает не самостоятельными вещами, а лишь составными частями недвижимости (земельного участка) такие объекты, как ограждения (в том числе кирпичные и бетонные заборы), асфальтовые и подобные им покрытия («площадки»), футбольные поля и тому подобные спортивные сооружения .

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 28 мая 2013 г. N 17085/12 указывается, что футбольное поле представляет собой «улучшение земельного участка, заключающееся в приспособлении его для удовлетворения нужд лиц, пользующихся участком» и не является самостоятельной недвижимой вещью, будучи неотъемлемой составной частью земельного участка, на котором оно расположено (аналогичная правовая позиция выражена в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 26 января 2010 г. N 11052/09 и от 17 января 2012 г. N 4777/08), а потому на него не может быть зарегистрировано вещное право собственности (Вестник ВАС РФ. 2013. N 12). Подробнее об этом см., например: Громов А., Егоров А. Практический комментарий к первому и второму блокам изменений в ГК РФ. Самые значимые поправки. М.: Актион-Медиа, 2014. С. 44.

Индивидуальность объекта вещных прав

Следующим признаком вещных прав является индивидуальная определенность вещей, являющихся их объектами.

«Объектом вещных прав могут служить только индивидуально определенные вещи, . Объектом же обязательственного права является поведение обязанного лица — должника, . Объектом вещных прав не могут быть не только другие (обязательственные) права, . но и вещи, определенные родовыми признаками, ибо осуществление хозяйственного господства невозможно в отношении не индивидуализируемого, абстрактно представляемого имущества»; «тем самым фактически реализуется давно известный развитым европейским правопорядкам принцип специализации. согласно которому вещное право, в отличие от обязательственного, можно установить только на отдельные определенные вещи, но не на их совокупности».

Большую известность и даже популярность в нашей современной литературе имеет этот тезис в виде, сформулированным М. М. Агарковым. «Нельзя быть собственником десяти литров бензина вообще, т.е. десяти литров бензина, определенных лишь родовыми признаками. Объектом собственности всегда будут индивидуально определенные десять литров»; «. нельзя быть собственником каких-то десяти литров бензина (вещное правоотношение), можно быть собственником лишь так или иначе индивидуализированного бензина. Но можно быть кредитором или должником десяти литров бензина» [1] .

Не обсуждая по существу вопрос об объекте обязательственных правоотношений, как не входящий в предмет настоящего исследования, нельзя, однако, не прокомментировать объяснения необходимости индивидуальной определенности вещей для обеспечения возможности установления на них вещных прав [2] . Хозяйственное господство вполне возможно как в отношении индивидуально определенных, так и в отношении вещей, определенных родовыми признаками. Значит, дело здесь, на наш взгляд, вовсе не в содержании и не в характере фактических отношений, облекаемых в вещно-правовые формы. Другое дело, что существо хозяйственного господства в том и другом случае будет разным. Господство над вещами конкретными может проявлять себя иначе (в иных фактических действиях), чем господство над вещами не индивидуализированными. Говоря более предметно — фактическое господство над вещами конкретными мыслимо во всяких действиях, а вот господство над вещами родовыми — только через посредство другого лица. Оттого-то отношения по поводу индивидуально-определенных вещей могут облекаться не только в относительные, но и в абсолютные гражданско-правовые формы, а отношения по поводу вещей родовых в формы абсолютных (значит, и вещных) прав никогда не облекаются.

Индивидуализация объектов вещных прав необходима, следовательно, по причине их (1) содержания, т.е. как прав, реализуемых непосредственно управомоченным, без чужого активного содействия и (2) их абсолютной природы, придающей статус пассивных субъектов правоотношения неопределенному кругу лиц, по сути — всем иным лицам, кроме собственника. Непосредственно и при том активно воздействовать па какую-нибудь вещь невозможно — только на вещь конкретную, определенную индивидуально. Самый факт воздействия обязательно указывает па вещь, которая ему (воздействию) подвергается. Соответственно, не может существовать и правомочия владения вещью вообще — только данной конкретной вещью.

Точно также и содержание всеобщей обязанности никак не может быть предположительным: пассивные субъекты должны точно знать, от посягательства на какой именно объект им следует воздерживаться.

Таким образом, любые претензии на статус «собственника какой-нибудь вещи» лишены смысла. Прежде, чем говорить о собственности и праве собственности, должно однозначно указать объект такого права — выделить одну данную конкретную вещь среди всех остальных вещей того же рода и качества, принадлежащих другим собственникам — только после такого выделения (индивидуализации) и возможно противопоставить именно ее как свою вещь всем остальным (чужим) вещам. В этом, собственно, и заключается состояние принадлежности вещей, охраняемое при помощи вещных прав [3] ; с равным успехом это же состояние можно именовать состоянием отчужденности вещи от всех лиц, кроме тех, что располагают вещными правами на нее.

Таким образом, всякий, кто признает, что вещное право абсолютно, не может в то же время не признать, что оно имеет своим объектом не просто вещи вообще (вещь как таковую), а индивидуально определенную, данную конкретную вещь. Признак сей, следовательно, вновь производен от абсолютности, не имеет самостоятельного значения и в определение понятия вещного права также может не вноситься.

В отличии от признака абсолютной защиты, который является двусторонне (т.е. и необходимо, и исключительно) производным от свойства их абсолютности, производность признака индивидуальной определенности объекта вещного права должна быть названа односторонней. Она является необходимый, но не имеет исключительного характера. Действительно, всякое вещное право имеет своим объектом конкретную, индивидуально-определенную вещь. Это утверждение (выражающее необходимость производной) верно. Но обратный тезис — о том, что всякое субъективное право, имеющее своим объектом индивидуально-определенную вещь, является вещным [4] — тезис, выражающий исключительный характер обсуждаемой производной — откровенно неправилен. На ум сразу же приходит множество примеров обязательств по поводу индивидуально-определенных вещей, в том числе и таких, предметами которых вещи родовые не бывают (таковы, например, обязательства из договоров залога, аренды, перевозки, хранения и др.).

Констатированные в настоящем параграфе положения хотя, быть может, не всегда отмечаются, но, насколько нам известно, никем серьезно (т.е. без изменения квалификации вещных прав как прав абсолютных) не оспариваются. И здесь расхождений с коллегами, как можно заметить, нет.

Статья написана по материалам сайтов: vuzlit.ru, sci-book.com, studme.org.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий