Оплату нормативных потерь в тепловых сетях

Жилищно-коммунальное хозяйство: бухгалтерский учет и налогообложение», 2010, N 6

В статье будут рассмотрены ситуации, связанные с передачей тепловой энергии, выработанной теплоснабжающей организацией, абонентам через тепловые сети, принадлежащие сторонней компании. Во-первых, кто несет бремя оплаты технологических потерь тепловой энергии, возникающих при ее транспортировке? Во-вторых, в каких суммах возмещаются убытки, причиненные теплоснабжающему предприятию по вине транзитной организации? Также мы ответим на вопрос: является ли операция по возмещению ущерба и упущенной выгоды объектом обложения НДС?

Плановые технологические потери

Согласно п. 58 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке размер платы за услуги по передаче тепловой энергии по тепловым сетям определяется из следующих видов расходов:

  • расходы на эксплуатацию тепловых сетей;
  • расходы на оплату тепловой энергии, израсходованной на передачу тепловой энергии по тепловым сетям (технологический расход (потери) тепловой энергии в сетях).

Утверждены Приказом ФСТ России от 06.08.2004 N 20-э/2.

Далее, в соответствии с п. 61.2 этого же документа в составе материальных расходов учитываются расходы на компенсацию нормативных технологически необходимых затрат и технически неизбежных потерь ресурсов, в том числе тепловых потерь через изоляцию трубопроводов тепловых сетей и с потерями теплоносителей.

Последнее положение применяется с учетом позиции ФСТ, приведенной в п. 38 Разъяснений к Методическим указаниям по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке (см. Письмо ФСТ России от 18.02.2005 N СН-570/14). Специалисты ФСТ пояснили, что в п. 61.2 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке имелась в виду ситуация, когда регулируемая организация, осуществляющая деятельность по передаче тепловой энергии, осуществляет также деятельность по ее продаже потребителям. В этом случае нормативные технологические потери тепловой энергии указанной организации включаются в состав НВВ этой организации. Однако, признала ФСТ, в последнее время в некоторых организациях произошло выделение компаний, оказывающих только услуги по передаче тепловой энергии и не осуществляющих деятельность по ее продаже. В этом случае нормативные технологические потери тепловой энергии, связанные с процессом ее передачи, включаются в НВВ (учитывается при расчете тарифа на тепловую энергию) организации, осуществляющей деятельность по производству тепловой энергии, если иное не установлено в договоре.

Необходимая валовая выручка.

Убытки складывались из потерь, возникших при передаче тепловой энергии, возмещение которых теплоснабжающая организация не могла ни с кого получить.

К сведению. Нередко на практике встречается иная ситуация. Технологические (плановые) потери тепловой энергии, возникающие при ее транспортировке, учитываются при разработке тарифа на услуги по передаче теплоэнергии. То есть теплосетевая компания получает от потребителей в составе стоимости услуг по транспортировке также стоимость утраченной в сетях тепловой энергии. При этом между транзитной организацией и энергоснабжающим предприятием заключено соглашение о возмещении технологических потерь. По данному соглашению владелец тепловых сетей оплачивает производителю тепловой энергии стоимость потерь (из расчета количества энергии, согласованного сторонами, и тарифа, установленного для поставщика).

Такое соглашение, по нашему мнению, следует квалифицировать как договор купли-продажи тепловой энергии, расходуемой на технологические нужды теплосетевой организации. Для последней стоимость рассматриваемых объемов тепловой энергии будет формировать материальные расходы (см. п. 61.2 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке).

Следовательно, данные затраты учитываются при расчете налогооблагаемой прибыли организации, владеющей тепловыми сетями, «входной» НДС, предъявленный теплоснабжающей компанией, принимается к вычету. Соответственно, энергоснабжающее предприятие отражает реализацию тепловой энергии не только потребителям (в части полученного ими объема), но и транзитной компании (в части технологических потерь).

Убытки по вине владельца теплосетей

Помимо нормативных технологических потерь, которые учитываются при установлении тарифов, при передаче теплоэнергии нередко возникают и сверхнормативные потери, например повышенный расход тепловой энергии ввиду отсутствия или повреждения теплоизоляции трубопроводов, утечки теплоносителя из-за аварий на теплотрассах и пр. Такие потери следует отнести к убыткам теплоснабжающей организации, возникающим вследствие ненадлежащего исполнения теплосетевым предприятием своих договорных обязательств. Согласно ст. 15 ГК РФ основанием для взыскания убытков являются виновное поведение причинителя вреда, причинно-следственная связь между действиями причинителя вреда и понесенными убытками, а также наличие убытков.

На заметку. Основания для взыскания убытков:

  • виновное поведение причинителя вреда;
  • причинно-следственная связь между действиями причинителя вреда и понесенными убытками;
  • наличие и размер убытков.

Кроме того, среди обязанностей исполнителя услуг по передаче тепловой энергии прописывается порядок приостановления подачи тепловой энергии потребителям при необходимости проведения планового текущего и капитального или аварийного ремонта. Например, договором может быть предусмотрено число календарных дней в году, в течение которых допускается производить текущий ремонт. Продолжительность капитального ремонта, как правило, согласуется с органом местного самоуправления в каждом конкретном случае. Нарушение срока проведения ремонта означает ненадлежащее исполнение обязательства владельцем теплосетей, в результате которого у теплоснабжающей организации возникают убытки в виде упущенной выгоды (стоимость теплоэнергии, которую предприятие могло бы реализовать потребителям). Эта упущенная выгода подлежит взысканию со стороны договора, допустившей ненадлежащее исполнение обязательства. Нередко предметом споров становится порядок расчета убытков, поэтому целесообразно прописать его в договоре заранее.

Учет и налоги

Теплоснабжающая организация формирует расходы на производство всего объема отпущенной тепловой энергии (полученного потребителем и утраченного при передаче), в состав расходов также входит стоимость услуг по транзиту тепла. Доходы от реализации тепловой энергии рассчитываются только исходя из объема тепла, полученного потребителем (но в тарифе учтены технологические потери, возникающие при транспортировке). Возмещение стоимости сверхнормативных потерь, а также упущенной выгоды, полученное от теплосетевой организации, включается в состав внереализационных доходов теплоснабжающей компании в налоговом учете (п. 3 ст. 250 НК РФ) и в состав прочих — в бухгалтерском (п. 7 ПБУ 9/99 «Доходы организации»). Момент отражения доходов определяется как дата признания долга контрагентом либо вступления в силу решения суда о взыскании компенсации (пп. 8 п. 7 ст. 272 НК РФ, п. 16 ПБУ 9/99).

Суммы компенсации в учете транзитной компании признаются налоговыми внереализационными (пп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ) и бухгалтерскими прочими (п. 11 ПБУ 10/99 «Расходы организации») расходами. Дата принятия расходов у должника совпадает с датой отражения доходов у кредитора (пп. 8 п. 7 ст. 272 НК РФ, п. 14.2 ПБУ 10/99).

Обращаем особое внимание, что возмещение реального ущерба в виде сверхнормативных потерь не признается реализацией, то есть объектом обложения НДС. К такому выводу пришел Президиум ВАС РФ в Постановлении от 15.09.2009 N 4762/09: теряемая тепловая энергия не могла быть получена и фактически не была получена ее потребителями, имеющими договоры энергоснабжения с компанией, а общество, осуществляющее ее передачу, не является потребителем энергии. Это означает, что сумма возмещения убытков определяется исходя из количества утраченной теплоэнергии, умноженного на тариф, установленный для поставщика, без увеличения его на сумму НДС.

Пример. ОАО «Генерирующая компания» поставляет потребителям тепловую энергию. Согласно данным приборов учета тепла, размещенных на границе сетей потребителей, в мае 2010 г. было получено 1200 Гкал тепловой энергии. Регулирующим органом для ОАО установлен тариф в размере 800 руб. (без НДС) за 1 Гкал.

Стоимость услуг по транспортировке тепловой энергии, оказываемых теплоснабжающей компании ООО «Теплосети», — 58 руб. (без НДС) за 1 Гкал. Технологические потери, возникающие при транспортировке тепловой энергии, учтены в тарифе на тепловую энергию. В тариф на услуги по передаче тепловой энергии потери не включены.

В соответствии с актами и расчетами, согласованными сторонами, в мае 2010 г. из-за ненадлежащего состояния теплоизоляции на трубопроводах тепловых сетей на определенном участке было утрачено 200 Гкал тепловой энергии. Транзитная компания в добровольном порядке возместила теплоснабжающей организации причиненные убытки.

ОАО «Генерирующая компания» и ООО «Теплосети» являются плательщиками НДС.

В бухгалтерском учете ОАО «Генерирующая компания» будут составлены следующие проводки:

Хозяйственные операции в учете ООО «Теплосети» будут отражены следующими бухгалтерскими записями:

Традиционно тепловые сети принадлежали организации, производящей тепловую энергию. Однако сейчас нередко разные виды деятельности (производство и передача тепловой энергии) осуществляются различными юридическими лицами. В связи с этим встает вопрос: в каком тарифе должны быть учтены технологические потери, возникающие при транспортировке тепловой энергии? Очевидно, что возможны два ответа: в тарифе на тепловую энергию и в тарифе на услуги по ее передаче. Кроме неизбежных потерь, обусловленных объективными причинами, зачастую возникают убытки по вине владельца теплосетей (ненадлежащее состояние трубопроводов, нарушение сроков проведения ремонтных работ). Компенсацию данных убытков нельзя отождествлять с реализацией тепловой энергии.

Потери в сетях: законно ли требование об их оплате? (Шоломова Е.В.)

Дата размещения статьи: 19.07.2014

В договоре ресурсоснабжения довольно часто встречается условие о том, что в случае размещения общедомового прибора учета (ОПУ) не на границе балансовой принадлежности объем поставленного потребителю коммунального ресурса увеличивается (уменьшается) на соответствующую величину потерь. Выставляемая ресурсоснабжающими организациями (РСО) стоимость потерь в электрических сетях, сетях горячего водоснабжения и теплоснабжения — это весьма значительная сумма. Управляющие, разумеется, задаются вопросом: насколько законно требование о компенсации таких потерь? Обязывает ли опрометчиво подписанный акт о границах балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности, устанавливающий данные границы за пределами МКД, оплачивать электро- и теплопотери во внешних сетях?

Это интересно:  Лицензия на капитальный ремонт

Потери на внешних сетях (за пределами МКД)

Правовая оценка судебными органами акта о границах

Судебная практика

Внутридомовые потери (прибор учета удален от стены)

Ключевой момент. Если прибор учета смещен в сторону участка сети, проходящего внутри помещений МКД (в подвале дома и т.п.), он не фиксирует объем потерь на этом участке сети. В таком случае требование об оплате потерь от границы балансовой принадлежности (внешней стены МКД) до прибора учета справедливо.

Если приборы учета размещены за пределами МКД

Ключевой момент. Управляющие вправе требовать соответствующего уменьшения объема потребления коммунальных услуг, если узел учета расположен на внешних сетях до границы стены МКД.

Если прибор учета размещен на границе балансовой принадлежности, он фиксирует весь объем потерь на внешних сетях. Следовательно, оснований для компенсации РСО потерь на внешних сетях нет, даже если управляющий опрометчиво согласовал границы балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности за пределами МКД. Соответствующий акт не является доказательством балансовой принадлежности наружных коммуникаций.
Обязанность управляющей организации компенсировать РСО потери тепла или электроэнергии возникает только в том случае, если ОПУ установлен не на вводе в жилой дом, а на внутридомовых инженерных сетях в удалении от границы балансовой принадлежности (внешней стены МКД). Симметричная обязанность — скорректировать (уменьшить) показания ОПУ на величину потерь — возникает у РСО, если прибор учета установлен на внешних сетях, за границей МКД (например, в трансформаторной подстанции, теплопункте или колодце тепловой камеры). В противном случае при отсутствии корректировки управляющий будет необоснованно оплачивать потери во внешних сетях, не относящихся к общему имуществу МКД. Фактически оплаченные потери в сетях можно вернуть в судебном порядке как неосновательное обогащение РСО.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Оплата потерь тепловых сетей за границей жилого дома. Судебная практика

На практике часто возникают ситуации, когда в отношениях между РСО и УК возникает вопрос возложения бремени оплаты стоимости тепловых потерь на участках теплоснабжающих сетей, которые согласно Правилам содержания общего имущества в многоквартирном доме (далее – Правила № 491) не входят в состав общего имущества многоквартирного дома.

В случаях, когда участки теплоснабжающих сетей находятся за пределами внешней границы стены многоквартирного дома, организации могут неоднозначно определить нахождение точки поставки тепловой энергии, благодаря чему между сторонами возникают хозяйственные споры по оплате потерь тепловой энергии на спорных участках теплосетей.

Рассмотрим подробнее обстоятельства данного дела, позиции судов нижестоящих инстанций и позицию ВС РФ.

Фактические обстоятельства

МУП «Теплокоммунэнерго» (далее – предприятие) обратилось в суд с требованием к ООО «Наш дом» (далее – общество) о взыскании задолженности за потребленную многоквартирным домом тепловую энергию за январь 2014 года и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Предприятие являлось ресурсоснабжающей организацией, осуществляющей теплоснабжение в отношении многоквартирного дома, управляющей компанией которого являлось общество.

Для теплоснабжения рассматриваемого дома застройщик спроектировал и построил теплопровод от внешней стены дома до тепловой камеры.

Между предприятием и обществом в акте разграничения границ балансовой принадлежности было установлено, что граница ответственности между сторонами устанавливается по фланцевому соединению со стороны потребителя в сетях предприятия, при этом граница балансовой принадлежности тепловых сетей определяется по признаку собственности (законного владения).

Разногласия между сторонами возникли относительно порядка определения объема тепловой энергии, поставленной в дом, поскольку предприятие включило в объем поставленной тепловой энергии тепловые потери, возникшие на участке тепловой сети до узла учета, установленного в названном доме, с чем не согласно общество.

По мнению общества, тепловая сеть до внешней границы (стены) жилого дома не является общим имуществом собственников многоквартирного дома, поэтому потери тепловой энергии, возникшие в этом участке сети, не подлежат оплате обществом.

Поводом для обращения предприятия с иском в арбитражный суд послужило нарушение обществом обязательства по оплате потребленной тепловой энергии. При этом объем поставки предприятие рассчитало с учетом потерь тепловой энергии в теплопроводе, величины которых согласованы сторонами в договоре теплоснабжения.

Однако общество указало на отсутствие заключенного с предприятием договора поставки тепловой энергии на 2014 год. Между тем предприятие направляло обществу проект договора теплоснабжения, который был подписан обществом с протоколом разногласий, но еще не был согласован на момент обращения предприятия в суд.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 07.08.2014 исковые требования предприятия удовлетворены, с общества в пользу предприятия взыскана задолженность в полном объеме и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Суд первой инстанции исходил из того, что в силу ст. 438 ГК РФ фактическое пользование услугами теплоснабжения, оказываемыми обязанной стороной, следует рассматривать как акцепт абонентом оферты, предложенной энергоснабжающей организацией, следовательно, спорные правоотношения сторон следует квалифицировать как сложившиеся договорные отношения.

Так, суд пришел к выводу, что незаключение договора теплоснабжения не освобождает абонента от оплаты полученной тепловой энергии.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, общество обжаловало его в апелляционном порядке, т.к. остались разногласия в части возложения на общество обязанности по компенсации потерь на участке сети от тепловой камеры до стены жилого дома.

Выводы суда апелляционной инстанции основывались на п. 8 Правил № 491, согласно которому внешней границей сетей теплоснабжения, входящих в состав общего имущества (если иное не установлено законодательством Российской Федерации) является внешняя граница стены многоквартирного дома, а границей эксплуатационной ответственности при наличии коллективного (общедомового) прибора учета соответствующего коммунального ресурса (если иное не установлено соглашением собственников помещений с исполнителем коммунальных услуг или ресурсоснабжающей организацией) является место соединения такого прибора учета с соответствующей инженерной сетью, входящей в многоквартирный дом.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2015 иск в уточненном размере удовлетворен в полном объеме, с общества взыскана задолженность за потребленную тепловую энергию и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Апелляционный суд пришел к выводу о том, что спорный участок тепловой сети построен для целей подключения многоквартирного жилого дома к тепловым сетям предприятия и в силу п. 1 ст. 218 ГК РФ и статьи 36 ЖК РФ относится к его эксплуатационной ответственности.

Поскольку узел учета в названном доме размещен не на границе балансовой принадлежности тепловых сетей, а на расстоянии от нее внутри жилого дома, предприятие правомерно включило стоимость потерь в участке тепловых сетей от границы в стоимость потребленной тепловой энергии по показаниям приборов учета тепловой энергии.

Не согласившись с выводами судов нижестоящих инстанций, общество обратилось в суд округа с кассационной жалобой.

Общество указало, что внешние инженерные сети не являются общим имуществом собственников многоквартирного дома, а отвечают признакам бесхозяйной сети. Предприятие при этом не обосновало правомерность отнесения потерь на спорном участке тепловых сетей на общество.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением от 14.03.2016 оставил ранее принятые судебные акты в силе, указав на принадлежность спорного трубопровода обществу как в силу создания и предназначения этого участка сети для нужд многоквартирного дома, так и в силу принятия его обществом в эксплуатацию и подписания актов разграничения балансовой принадлежности.

Суды сочли обязанным общество оплатить потери в теплопроводе, поскольку он создавался для нужд многоквартирного дома, передан в эксплуатацию ответчику, бесхозяйным не являлся, а узел учета расположен до границ балансовой принадлежности сетей.

Общество, в свою очередь, обратилось с кассационной жалобой в Верховный суд РФ, ссылаясь на нарушение судами норм права, а именно п. 1 ст. 157 ЖК РФ, пп. 1, 2, 8 Правил № 491.

Позиция заявителя при обращении с жалобой в Верховный суд РФ

По общему правилу, внешние инженерные сети не являются общим имуществом собственников многоквартирного дома и не должны ими содержаться.

Следовательно, исполнитель коммунальных услуг (в данном случае общество как управляющая компания) в силу своего статуса без воли собственников не должен нести бремя содержания теплопровода и оплачивать потерянную в нем тепловую энергию.

Между тем собственники не принимали решение о включении теплопровода в состав общего имущества многоквартирного дома.

По мнению общества, сам по себе факт установления границ балансовой принадлежности тепловых сетей и эксплуатационной ответственности не свидетельствует ни о соблюдении сторонами требований законодательства, ни о наличии законных оснований для отнесения теплопровода к общему имуществу и возложения бремени несения затрат на его содержание на собственников помещений многоквартирного дома.

Общество полагало, что бремя содержания и обслуживания бесхозяйной тепловой сети лежит на организации, оказывающей услуги по передаче энергоресурса.

Позиция Верховного суда РФ

При принятии судебного акта Судебная коллегия по экономическим спорам исходила из того, что законодательство о теплоснабжении обязывает потребителя оплачивать фактически принятое количество тепловой энергии, объем которой определяется в точке поставки, расположенной на границе балансовой принадлежности теплопотребляющей установки или тепловой сети потребителя и тепловой сети теплоснабжающей организации или теплосетевой организации либо в точке подключения (технологического присоединения) к бесхозяйной тепловой сети. Указанная граница находится на линии раздела сетей по признаку собственности или владения на ином законном основании.

Поскольку спор касается поставки коммунальных ресурсов в многоквартирный дом, следовательно, в силу подпункта 10 части 1 статьи 4 ЖК РФ должен рассматриваться с учетом правовых норм, регулирующих жилищное законодательство.

Судебная коллегия указала, что обязанность по оплате потерь в тепловых сетях предопределяется принадлежностью этих сетей. Исходя из анализа норм жилищного законодательства правомочия управляющей компании (исполнителя услуг по договору управления) в отношении тепловых сетей как составной части общего имущества многоквартирного дома производны от прав собственников помещений в этом доме (заказчиков по тому же договору).

Следовательно, управляющая компания не вправе по собственному усмотрению устанавливать состав общедомового имущества.

Это интересно:  Льготы маме одиночке с ребенком

Точка поставки тепловой энергии в многоквартирный дом, по общему правилу, должна находиться на внешней стене многоквартирного дома в месте соединения внутридомовой системы отопления с внешними тепловыми сетями. Иное возможно при подтверждении прав собственников помещений в многоквартирном доме на тепловые сети, находящиеся за пределами внешней стены этого дома.

Вынесение точки поставки за пределы внешней стены без волеизъявления собственников означает незаконное возложение бремени содержания имущества на лиц, которым это имущество не принадлежит.

По мнению ВС РФ, поскольку из обжалуемых судебных актов следует, что вывод о законности истребуемой предприятием задолженности основан на содержании актов разграничения балансовой принадлежности, а доводы общества о несоответствии этих актов п. 8 Правил № 491 не оценивались судами в соответствии с требованиями ст. 71 АПК РФ, судебные акты о взыскании указанной задолженности не могут быть признаны законными и обоснованными.

При исследовании актов разграничения балансовой принадлежности судам следовало установить, имеются ли предусмотренные законодательством Российской Федерации основания для установления границы балансовой принадлежности по сетям теплоснабжения за пределами внешней границы стены многоквартирного дома, в том числе имелось ли предусмотренное подп. «а» п. 1 Правил № 491 волеизъявление управомоченных собственников помещений в многоквартирном доме на определение состава общего имущества многоквартирного дома и может ли спорный участок тепловых сетей быть отнесен к иным объектам, предназначенным для обслуживания одного многоквартирного дома в соответствии с подп. «ж» п. 2 Правил № 491.

Вопреки выводам судов, передача застройщиком теплопровода управляющей компании не дает оснований полагать, что его собственником стали жильцы многоквартирного дома.

Исходя из изложенного, без установления обстоятельств, связанных с надлежащим подтверждением собственниками помещений в многоквартирном доме нахождения спорного теплопровода в составе общедомового имущества, законных оснований для возложения на общество бремени оплаты стоимости тепловых потерь в спорном участке тепловых сетей не имеется.

По итогам рассмотрения дела судебные акты судов первой, апелляционной и кассационной инстанций были отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ростовской области.

Без получения указанного согласия, по мнению ВС РФ, возложение обязанностей на управляющую компанию по содержанию имущества, а также по оплате потерь тепловой энергии на участках тепловых сетей за границей внешней стены многоквартирного дома является неправомерным.

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.10.2010 N 15АП-9661/2010 по делу N А53-6063/2010 По делу о взыскании долга в виде потерь тепловой энергии по договору теплоснабжения.

ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

от 21 октября 2010 г. N 15АП-9661/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 14 октября 2010 года.

Полный текст постановления изготовлен 21 октября 2010 года

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Ехлаковой С.В.

судей Н.И. Корневой, В.В. Ванина

при ведении протокола судебного заседания секретарем Маховой Ю.И.

от истца: представитель Ф.И.О. по доверенности N 153 от 25.01.2010,

от ответчика: не явился, извещен надлежаще

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Муниципальное унитарное предприятие “Жилищно-эксплуатационной управление“

на решение Арбитражного суда Ростовской области

по иску открытого акционерного общества “Теплоэнергетическое предприятие тепловых сетей “Теплоэнерго“

к ответчику Муниципальному унитарному предприятию “Жилищно-эксплуатационной управление“

о взыскании задолженности

принятое судьей Казаченко Г.Б.

Решением арбитражного суда от 14.07.2010 иск удовлетворен в заявленном размере.

Решение мотивировано тем, что ответчик является владельцем тепловых сетей, в связи с чем обязан оплачивать потери тепловой энергии, возникающие в его сетях, доказательства того, что конечные потребители в составе платы за тепловую энергию оплачивали истцу и потери в тепловых сетях ответчика, в материалы дела не представлено, МУП “ЖЭУ“, являясь владельцем тепловой сети и потребителем по отношению к истцу оплачивает полученную энергию и потери в тепловых сетях по тарифу, установленному для поставщика — ОАО ТЭПТС “Теплоэнерго“; в договорах об оказании услуг по передаче тепловой энергии, заключенных между ответчиками потребителями (организациями социальной сферы) отсутствуют обязанности последних по оплате, в том числе, потерь в тепловых сетях ответчика.

Не согласившись с принятым судебным актом, МУП “ЖЭУ“ обжаловало его по правилам главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В апелляционной жалобе заявитель просил отменить решение суда как незаконное и необоснованное, принятое с нарушением норм материального и процессуального права, считая, что выводы суда не соответствуют материалам дела.

Возражая на апелляционную жалобу, ОАО ТЭПТС “Теплоэнерго“ отклонило доводы заявителя как несостоятельные по основаниям, приведенным в отзыве, и просило оставить решение суда без изменения.

Ответчик, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного заседания апелляционной инстанции, явку представителя в судебное заседание не обеспечил.

Представитель истца в судебном заседании поддержал возражения, изложенные в отзыве на жалобу.

Изучив материалы дела и заслушав пояснения представителя истца, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд считает, что обжалуемое решение соответствует обстоятельствам спора и законодательству, и не подлежит отмене по следующим основаниям.

Судом установлено, что между ОАО ТЭПТС “Теплоэнерго“ (поставщик) и МУЗ “СЕЗ“ (правопредшественник МУП “ЖЭУ“, потребитель) был заключен договор теплоснабжения N 29/5 от 16.02.2001 г., в соответствии с которым истец обязался поставлять, а ответчик принимать и оплачивать потребленную тепловую энергию, а также теплопотери, которые включаются в объем фактической реализации тепловой энергии (п. 3.7. договора). Договором предусматривалось, что окончательная оплата за фактически потребленную тепловую энергию производится “потребителем“ до 10 числа месяца следующего за отчетным.

В период с 01.11.2009 г. по 01.03.2010 г. ОАО ТЭПТС “Теплоэнерго“, являясь производителем тепловой энергии, также продавало произведенный энергетический ресурс потребителям г. Таганрога — организациям социальной сферы, с которыми истцом были заключены договоры теплоснабжения: N 214 от 01.04.2008 г. с Муниципальным учреждением здравоохранения “Городская больница скорой медицинской помощи“, N 227 от 01.04.2008 г. с МУЗ “Патологоанатомическое бюро“, N 187/1 от 01.10.2005 г. с Жилищно-строительным кооперативом N 36, N 161 от 01.10.2005 г. с Жилищно-строительным кооперативом N 59; N 222 от 01.04.2008 г. с Муниципальным дошкольным учреждением детский сад N 39; N 218 от 01.04.2008 г. с Муниципальным дошкольным учреждением детский сад N 80; N 271 от 01.04.2008 г. с Муниципальным дошкольным учреждением детский сад N 93; N 61 от 01.04.2008 г. с Муниципальным образовательным учреждением средняя образовательная школа N 33. По условиям названных договоров истец обязался поставлять тепловую энергию только до границ балансовой принадлежности своих сетей.

Передачу (транспортировку) тепловой энергии до указанных потребителей в этот период осуществляло МУП “ЖЭУ“ на основании договора на оказание услуг по передаче энергии с конечными потребителями, владеющее тепловыми сетями данных учреждений на основании Постановления Мэра г. Таганрога N 1203 от 16.04.2007 “О передаче наружных тепловых сетей с баланса учреждений образования на баланс МУП “ЖЭУ“ (МОУ СОШ N 33, МДОУ N 93, МДОУ детский сад N 80, МДОУ детский сад N 39); Постановления Мэра г. Таганрога N 120 от 16.01.2008 г. “О порядке передачи в муниципальную собственность г. Таганрога имущества жилищно-строительного кооператива N 59“, Постановления Мэра г. Таганрога N 4326 от 16.11.2007 г. “О порядке передачи в муниципальную собственность г. Таганрога имущества жилищно-строительных кооперативов N 36, 41“, Приказа Комитета по управлению имуществом г. Таганрога N 363 от 28.08.2008 г. “О закреплении на праве хозяйственного ведения за МУП “Жилищно-эксплуатационное управление“ тепловых сетей отопления и горячего водоснабжения“ (тепловые сети от котельной, расположенной по адресу: Б. Проспект, 16 до здания МУЗ “ПАБ“); Приказа Комитета по управлению имуществом г. Таганрога N 203 от 18.10.1999 г. “О передаче с баланса муниципального учреждении здравоохранения “БСМП“ на баланс муниципального унитарного предприятия “СЕЗ“ (правопредшественника МУП “ЖЭУ“ теплотрассы“.

В связи с передачей ответчику (МУП “ЖЭУ“) участков тепловых сетей указанных выше муниципальных учреждений, учреждений образования и дошкольного образования, дополнительными соглашения к договорам энергоснабжения внесены изменения в части границ балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности по тепловым сетям. Ответчиком (как энергоснабжающей организацией) с названными потребителями были заключены договоры на оказание услуг потребителям по передаче тепловой энергии N 212 от 01.01.2010 г., N 222 от 01.01.2010 г., N 226 от 01.01.2010 г., N 223 от 01.01.2010 г., N 209 от 01.01.2010 г., N 211 от 01.01.2010 г. В соответствии с условиями данных договоров оказания услуг энергоснабжающая организация (ответчик по настоящему делу) обязался оказывать услуги по передаче потребителям тепловой энергии, а потребитель обязался своевременно вносить оплату за оказанные услуги по передаче тепловой энергии.

Дополнительными соглашениями к договору теплоснабжения N 29/5 от 16.02.2001 г. в связи с передачей наружных тепловых сетей с баланса учреждений социальной сферы на баланс МУП “ЖЭУ“ внесены изменения в указанный договор в части границ балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности по тепловым сетям и дополнен график отпуска тепловой энергии.

Таким образом, в рамках указанной схемы теплоснабжения потребители (абоненты) обязались оплачивать отпущенную им истцом тепловую энергию по установленному для истца тарифу на тепловую энергию, а также оплачивать ответчику по установленному для МУП “ЖЭУ“ тарифу услуги по передаче им тепловой энергии.

В соответствии с постановлением Региональной службы по тарифам Ростовской области от 10.11.2008 г. N 12/4 “Об установлении тарифов на услуги по передаче тепловой энергии по тепловым сетям энергоснабжающих организаций Ростовской области на 2009 год“ тариф на услуги по передаче по сетям МУП “ЖЭУ“ составляет 112, 14 руб. (без НДС).

В соответствии с постановлением Региональной службы по тарифам Ростовской области от 15.10.2009 г. N 12/5 “Об установлении тарифов на услуги по передаче тепловой энергии по тепловым сетям энергоснабжающих организаций Ростовской области на 2010 год“ тариф на услуги по передаче по сетям МУП “ЖЭУ“ составляет 123,47 руб. (без НДС).

При рассмотрении спора суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что сложившиеся между сторонами правоотношения регулируются нормами параграфа 6 главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре энергоснабжения (далее — ГК РФ).

Это интересно:  Кбк усн доходы на 2019 год

В силу пункта 1 статьи 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

По смыслу данной нормы, стороны вправе предусмотреть иной порядок расчета количества энергии, фактически принятой абонентом, нежели в соответствии с данными учета. Энергия, расходуемая на передачу по тепловым сетям (потери), не относится к той, что принята абонентом. Следовательно, все расходы, понесенные энергоснабжающей организацией в связи с обеспечением подачи энергии на энергоустановку абонента (включая плановые потери в тепловых сетях), — это расходы по исполнению обязательства, вытекающего из договора энергоснабжения, которые должны быть возмещены энергоснабжающей организации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.

Федеральным законом от 14.04.95 N 41-ФЗ “О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации“ (далее — Закон) определены экономические, организационные и правовые основы государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации. Поскольку в отношении тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации осуществляется государственное регулирование, именно установленные в соответствии с названным Законом экономически обоснованные тарифы являются той ценой, по которой оплачивается исполнение договора.

В соответствии с данным Законом и Методическими указаниями по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденными Приказом ФСТ России от 06.08.2004 N 20-э/2 (далее — Методические указания), тарифы на тепловую энергию, поставляемую потребителям, включают в себя стоимость тепловой энергии и стоимость услуг по ее передаче энергоснабжающими организациями и иных услуг, оказание которых является неотъемлемой частью процесса поставки энергии (пункт 10).

Расчет платы за услуги по передаче тепловой энергии формируется из расходов на эксплуатацию тепловых сетей и расходов на оплату тепловой энергии, израсходованной на передачу тепловой энергии по тепловым сетям (технологический расход (потери) тепловой энергии в сетях (пункт 58).

К эксплуатационным технологическим затратам и потерям относятся затраты и потери теплоносителя (сетевой воды, пара) в пределах установленных норм, а также потери тепловой энергии с затратами и потерями теплоносителя и через теплоизоляционные конструкции. Нормативные потери тепловой энергии с потерями пара определяются по формуле и включаются в калькуляцию расходов по передаче тепловой энергии.

В Письме ФСТ России от 18.02.2005 N СН-570/14 “О разъяснениях к Методическим указаниям“ предусмотрено следующее. Плата за услуги по передаче тепловой энергии представляет собой сумму платежей за содержание тепловых сетей и за потери тепловой энергии. При этом принимается во внимание, что регулируемая организация осуществляет деятельность по передаче тепловой энергии и одновременно по ее продаже потребителям. В этом случае нормативные технологические потери тепловой энергии указанной организации включаются в состав необходимой валовой выручки (является одним из элементов формулы, по которой производится расчет платы за услуги по передаче тепловой энергии) этой организации. В случае, когда организация осуществляет деятельность только по передаче тепловой энергии без осуществления деятельности по ее продаже, нормативные технологические потери тепловой энергии, связанные с процессом ее передачи, следует включать в выручку организации, осуществляющей деятельность по производству тепловой энергии, если иное не оговорено в договоре.

Таким образом, в тарифах на услуги по передаче тепловой энергии должны учитываться расходы на оплату нормативных технологических потерь, которые не включены в тарифы на тепловую энергию для потребителей.

Договором теплоснабжения N 29/5 от 16.02.2001 г. ответчик принял на себя обязательство по оплате теплопотерь (п. 3.7.), и участки тепловых сетей муниципальный учреждений образования, дошкольного образования, здравоохранения дополнительными соглашениями были включены в действующий договор теплоснабжения N 29/5 от 16.02.2001 г. и данные дополнительные соглашения подписаны ответчиком без разногласий.

Довод ответчика о том, что потери в тепловых сетях, переданных на баланс МУП “ЖЭУ“ от организаций социальной сферы и ЖСК, включены в договор теплоснабжения N 29/5 от 16.02.2001 г., заключенный между МУП “ЖЭУ“ и ОАО ТЭПТС “Теплоэнерго“ и соответственно в тариф для МУП “ЖЭУ“, по которому оплачивается тепловая энергия конечными потребителями, обоснованно признаны ошибочными судом первой инстанции, поскольку из материалов дела явствует, что до передачи тепловых сетей объектов социальной сферы на баланс МУП “ЖЭУ“ в п. 3.7. договора теплоснабжения от 16.02.2001 г. N 29/5 предусматривалось положение о том, что в объем фактической реализации по каждому объекту включаются теплопотери теплосети. В указанной редакции договора не было предусмотрено положений о том, что оплата теплопотерь включается в тариф на всю тепловую энергию. Соответствующее указание также отсутствует и дополнительных соглашениях к договору теплоснабжения N 29/5 от 16.02.2001 г., заключенных после передачи в хозяйственное ведение МУП “ЖЭУ“ участков тепловых сетей с баланса учреждений социальной сферы.

В этой связи судом сделан правильный вывод о том, что в тариф истца не включены расходы по потерям в тепловых сетях ответчика, и в материалах дела отсутствуют доказательства того, что конечные потребители (организации социальной сферы, тепловые сети которых были переданы на баланс МУП “ЖЭУ“) в составе счетов за тепловую энергию оплачивали и потери в тепловых сетях ответчика.

МУП “ЖЭУ“ также не доказано, что затраты по потерям в тепловых сетях, переданных ответчику организациями социальной сферы, включены в тариф ЖЭУ, который ответчик применяет для расчета платы населению многоквартирных домов, поскольку эти сети не используются ответчиком для поставки тепловой энергии населению. В ином случае, как обоснованно указывает истец, население, проживающее в многоквартирных домах (для которых поставщиком коммунального ресурса выступает ЖЭУ) оплачивало бы потери тепловой энергии, возникающие при транспортировке на другие объекты (указанным учреждениям социальной сферы), что противоречило бы нормативным требованиям по формированию экономически обоснованных тарифов.

Как отмечено выше, по условиям договоров, заключенных ответчиком с потребителями на передачу тепловой энергии, потребители оплачивают МУП “ЖЭУ“ услуги транспортировки, в составе которых в соответствии с названными выше Методическими рекомендациями должна быть включена стоимость тепловых потерь.

В свою очередь, потребители тепловой энергии, с которыми у истца заключены договоры энергоснабжения, не могли оплачивать потери истцу, так как они не заложены в тариф ОАО ТЭПТС “Теплоэнерго“ ввиду сложившейся структуры теплоснабжения.

Поскольку ответчик является владельцем тепловых сетей, то суд первой инстанции правомерно указал, что именно он в силу ст. 210 ГК РФ должен нести бремя содержания имущества, в том числе и в части оплаты потерь тепловой энергии, возникающих в данных сетях.

Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательств и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом (ст. 310 ГК РФ).

Условиями заключенного сторонами договора прямо предусматривалась обязанность ответчика по оплате теплопотерь (пункт 3.7), однако в сроки, указанные в договоре теплоснабжения ответчик не оплатил истцу стоимость потерь тепловой энергии при ее передаче организациям, тепловые сети которых находятся на балансе МУП “ЖЭУ“.

В пункте 3.9 договора теплоснабжения N 25 от 16.02.2001 стороны установили расчетный способ учета тепловой энергии с учетом потерь в сетях абонента согласно Методике определения количества тепловой энергии и теплоносителя в водяных системах коммунального теплоснабжения N МДС-41-4.2000“, утвержденной Приказом Госстроя России от 06.05.2000 N 105.

Согласно названной Методике, предусматривающей определение количества отпущенной (принятой) тепловой энергии, составной частью которого являются потери тепловой энергии, истцом произведены расчеты количества потерь, которые ежемесячно направлялись ответчику. Возражений по правильности расчета потерь МУП “ЖЭУ“ не было заявлено ни в суде первой инстанции, ни в апелляционной жалобе. При этом заявитель ссылается только на отсутствие у истца права требовать оплаты потерь от ответчик на том, основании, что стоимость потерь уже получена истцом в составе тарифа ответчика на тепловую энергию.

Однако ответчиком не доказано, что в тариф на тепловую энергию, установленный для него РСТ РО, включены расходы на компенсацию тепловых потерь, при том что Методические указания N 20-э/2, как отмечено выше, предусматривают иной порядок оплаты потерь (в расчете платы за услуги по передаче тепловой энергии).

При таких обстоятельствах апелляционная инстанция отклоняет как необоснованные доводы заявителя, приведенные в апелляционной жалобе, и не находит оснований к отмене обжалуемого судебного акта.

Судебные расходы по жалобе относятся на заявителя по правилам пункта 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Возвратить МУП “Жилищно-эксплуатационной управление“ из федерального бюджета 2000 руб. излишне уплаченной госпошлины по апелляционной жалобе.

В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

Статья написана по материалам сайтов: lexandbusiness.ru, communal-control.ru, resheniya-sudov.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий