+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Позиция защиты по делу

Существуют три основные стратегические линии, типа (или стратегии) защиты:

1. Вся деятельность адвоката направлена на полное оправдание подзащитного, который не признает себя виновным в полном объеме предъявленного обвинения. Данная стратегия может разрабатываться и осуществляться только в том случае, когда не только сам подзащитный, но и защитник убеждены в полной невиновности и отсутствии доказательств, подтверждающих событие преступления, состав преступления, а также в наличии других обстоятельств, которые являются основанием для прекращения уголовного дела.

2. Вся деятельность адвоката направлена на оправдание подзащитного по отдельным эпизодам преступной деятельности и поиск смягчающих обстоятельств по эпизодам, признаваемым клиентом.

3. Вся деятельность адвоката направлена на поиск смягчающих вину обстоятельств по эпизодам, полностью признаваемым подзащитным.

Существует еще один вариант стратегии, который следует рассматривать отдельно, не включая в основные, — это стратегия молчания, когда подзащитный отказывается отвечать на вопросы следователя на допросе, отказывается участвовать в других следственных действиях.

При характеристике выделенных основных стратегических линий защиты следует учитывать фундаментальное положение, использование которого позволит разработать и осуществить наиболее адекватную стратегию защиты. Речь идет о здравом смысле. «Здравый смысл есть основание адвокатского искусства. Здравый смысл, этот неоценимый сотрудник всех человеческих начинаний, имеет величайшее значение в адвокатском искусстве. Это то исключительное и единственное качество адвоката, без которого все прочие будут лишними; а есть здравый смысл – почти ничего другого и не надо».

Первый тип стратегии защиты довольно часто встречается в адвокатской практике, правда, насколько он эффективен (точнее, неэффективен), известно всем. И проблема здесь чаще всего не в том, что адвокат выбрал неверную стратегию защиты из-за своего недобросовестного отношения или по незнанию и иным причинам, всецело зависящим от защитника. Проблема в соблюдении адвокатом правила – «непризнающийся подзащитный не может иметь защитника, признающего его вину». Это правило закреплено в п.2 ч.1 ст.9 Кодекса профессиональной этики адвоката, где говорится, что адвокат не вправе «занимать по делу позицию и действовать вопреки воле доверителя». Поэтому, как бы для адвоката ни была понятна ущербность данной стратегической линии защиты, он не может перейти на другую, более привлекательную и результативную. Но в отдельных случаях адвокат все-таки может воспользоваться данным типом стратегии.

Следующим основанием для использования данного типа стратегии является заблуждение подзащитного в существенных обстоятельствах дела, когда сделанное им признание своей вины содержит юридическую ошибку (например, по делам об изнасиловании — явка с повинной лица при отсутствии заявления потерпевшей и ее нежелание привлекать его к уголовной ответственности).

Следует отметить, что данная стратегическая линия требует большого напряжения сил и средств, но все-таки ограничена не желанием упорной борьбы за получение и оценку доказательств, а стремлением убедить следствие и суд в наличии оснований для прекращения дела.

Второй тип стратегии защиты может быть избран при наличии следующих обстоятельств.

1 Подзащитный признает не весь объем предъявленного подозрения. Это может касаться его участия в отдельных эпизодах преступной деятельности (он признает не все эпизоды совершенных деяний); он не признает наличия в его действиях квалифицирующих обстоятельств (например, совершения преступления группой); он отрицает причинную связь между совершенным деянием и наступившими последствиями (смерти потерпевшего по неосторожности или иных тяжких последствий).

2. Подзащитный не признает размер ущерба, причиненного преступлением. Особенно это касается размера материального возмещения морального вреда, причиненного преступлением, когда поведение потерпевшего имело виктимный характер.

3. Подзащитный требует надлежащей оценки виктимного поведения потерпевшего, рассматривая его в качестве дополнительного основания для освобождения его от уголовной ответственности. В этой ситуации адвокат должен предупредить подзащитного о том, что провоцирующее поведение потерпевшего и возможные мотивы этого требуют установления, и значительная роль в этом будет принадлежать стороне защиты.

4. Подзащитный требует правильной юридической оценки его действий, выражает свое несогласие с квалификацией.

5. Подзащитный оспаривает наличие в его действиях отягчающих обстоятельств, указывает на исключительные и смягчающие обстоятельства.

Следует отметить, что второй тип стратегии защиты – основной, наиболее часто используемый при защите по многим категориям уголовных дел. Когда защитник принимает данный тип стратегии с начала осуществления защиты по уголовному делу, он настраивается на тщательную отработку каждого обстоятельства, входящего в предмет доказывания данного вида преступления.

Третий тип стратегии защиты может быть использован в следующих обстоятельствах. Подзащитный полностью признает свою вину при признании его подозреваемым. Он мог сделать это и раньше, высказав свое признание в явке с повинной или других аналогичных по содержанию документах.

В такой ситуации стратегия должна быть направлена: на поиск и закрепление исключительных и смягчающих вину обстоятельств; на положительную мотивацию совершенного деяния.

Адвокату следует оценивать материалы, характеризующие как личность подзащитного, так и личность потерпевшего; материалы, характеризующие поведение подзащитного на этапе подготовки, совершения и сокрытия преступления, и материалы, характеризующие поведение потерпевшего на этих этапах.

Можно сказать, что данный тип стратегии защиты представляет собой достаточно ограниченное поле деятельности защитника. Но тем не менее он начинает встречаться все чаще, поскольку правовая грамотность населения оставляет желать лучшего, материальные предпосылки не позволяют даже среднему классу общества иметь своего «домашнего адвоката» и т.д. Впрочем, не следует исключать возможность смены данного типа стратегии на другой под влиянием так называемых «вновь открывшихся обстоятельств»

Построение позиции защиты

Стратегией защиты е защита прав и законных интересов человека, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения и ограничения ее прав. Исходя из этих задач защитник не должен усугублять положение подзащитного и во всяком случае — навредить ему. Итак, на защитника распространяется принцип избирательности как критерий допустимости средства защиты. Это, в частности, означает, что защитник не имеет права представлять доказательства, которые могут навредить подзащитному.

Существует точка зрения, что защитник должен отстаивать только те интересы подзащитного, которые не противоречат закону.

По нашему мнению, более приемлема такая позиция: пока истина не установлена и не закреплена в приговором, невозможно определить, законным является интерес обвиняемого. До этого момента защитник должен руководствоваться презумпцией законности интереса подзащитного»50. Однако следует помнить, что пока не исчерпаны все возможности для защиты интересов подзащитного, адвокат должен и в дальнейшем исходить из презумпции законности интереса осужденного. Следовательно, в любом случае желание обвиняемого уклониться от ответственности является его законным интересом. Незаконными могут быть только те или иные средства защиты.

Следует помнить и адвокатской сентенцию: «есть подзащитные, которым невозможно или очень трудно помочь, но нет подзащитных, которым невозможно навредить «.

Первая и самая главная заповедь защитника, который вступил в дело — собрать с помощью процессуальных (и непроцессуальных, но не запрещенных законом) средств как можно больше информации по делу для принятия соответствующих решений. С этой целью целесообразно использовать и беседы с процессуальными противниками (следователями, прокурорами). При этом нужно осознавать их возможную недобросовестность. Ведь чем больше неосведомленность в деле, тем больший риск принятия ошибочного решения.

Дисциплинарные комиссии адвокатуры при оценке совершенных адвокатом действий должны осознавать, что защитник находится в постоянном цейтноте и неизбежном риска при принятии решений и связи с ситуативным характером его деятельности.

Построение позиции защиты — это святая святых адвоката. Опытные адвокаты неохотно делятся своими секретами адвокатского мастерства, хоть и с удовольствием прислушиваются к опыту коллег. Адвокат Есть. Львова в пособии «Защита по уголовному делу » предлагает свои варианты подготовки. Вот примерный план, позаимствованный у нее.

1. Изучение материалов дела.

2. Беседа с подзащитным.

3. Решение вопроса о признании вины.

4. Анализ версии обвинения.

5. Выдвижение встречных версий защиты и анализ всех возможных версий.

6. Выбор одной, наиболее перспективной версии защиты (формула обвинения «наоборот», то есть формула защиты).

7. Анализ доказательств «за» и «против» версии защиты.

8. Окончательное воссоздания картины событий, фактическое и юридическое объяснение ее (обвинительное заключение «наоборот», то есть защитный вывод).

Адвокат должен научиться составлять краткую формулу защиты (аналогично » формулы обвинения «) и представлять ее в суд как равноправную альтернативу. Приведем пример из конкретного уголовного дела.

Петренко обвиняется в хищении коллективного имущества в особо крупных размерах (ст. 861 УК Украины и в уклонении от уплаты налогов по ч, 2 ст. 1482 УК Украины) при таких обстоятельствах.

Возможные версии защиты:

1. Петренко не присваивал авансовые платежи, а потратил их на закупку продукции. Акт проверки содержит неточности, составлен непрофессионально, не является надлежащим доказательством уклонения от уплаты налогов.

2. Допущена ошибочная квалификация действий Петренко относительно уклонения от уплаты налогов, не доказан его умысел на уклонение от уплаты налогов.

3. Петренко не выполнил своих обязательств вследствие стечения неблагоприятных для предпринимательской деятельности обстоятельств и не имел умысла на уклонение от уплаты налогов.

4. Факт уклонения от уплаты налогов действительно имел место, но в размере значительно меньшем, чем инкриминируется обвинению.

5. Петренко осуществил частичные поставки другой продукции в счет погашения обязательств, которые следствие не приняло во внимание, потому что это были не поставки оговоренного соглашениями мяса, а овощные консервы.

Это интересно:  Пониженные ставки при усн

6. Средства были присвоены, а потрачены на закупку лесопродукции и ее поставку в Венгрию для обмена на венгерское мясо, а поэтому нет события хищения в особо крупных размерах.

Адвокат признал наиболее перспективными комбинацию нескольких версий и сформулировал такую формулу защиты:

Формула защиты о хищении коллективного имущества в особо крупных размерах:

Нет события хищения. Петренко на полученные авансы и предварительную оплату закупил лесопродукцию, а также частично рассчитался поставками консервной продукции. Лесопродукция поставлена в Венгрию для закупки предусмотренного соглашениями мяса.

Формула защиты по уклонению от уплаты налогов:

Обвинение не учло налоговые накладные в том же налоговом периоде, в связи с чем фактическая неуплата налогов составляет 2230 грн. Для выяснения этих обстоятельств необходимо провести судебно-бухгалтерскую экспертизу.

Пример, который приводит адвокат Есть. Львова.

Задорожный обвиняется в совершении умышленного убийства Рязанова из хулиганских побуждений при следующих обстоятельствах.

1 апреля 1994 г. в час ночи Задорожный вместе с Гончаровым беспричинно из хулиганских побуждений цеплялись во дворе дома сотрудника милиции Рязанова, который был одет в штатском. В процессе ссоры Гончаров ударил Рязанова. Опасаясь за свою жизнь и прекращая преступные действия Гончарова и Задорожного, Рязанов выстрелил из табельного оружия и смертельно ранил Гончарова. Задорожный, действуя из хулиганских побуждений, с целью лишить жизни Рязанова, повалил его на землю и стал наносить удары руками и ногами, причинив легкие телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья. Когда Рязанов потерял сознание и перестал сопротивляться, Задорожный с целью убийства Рязанова взял у него пистолет и выстрелил, прикрыв ему проникающую огнестрельную рану в голову, повлекший смерть последнего.

Таким образом, Задорожный совершил умышленное убийство из хулиганских побуждений.

Анализ возможных версий защиты:

1. Задорожного вообще не было в ту ночь во дворе.

2. Задорожный был во дворе, принимал участие в драке, но не стрелял у Рязанова.

3. Задорожный стрелял в Рязанова с целью самообороны.

4. Задорожный превысил пределы самообороны.

б. Задорожный случайно выстрелил в Рязанова.

6. Рязанов случайно выстрелил в борьбе в себя.

7. Произошел самопроизвольный (спонтанный) выстрел.

8. Задорожный намеренно убил, но не из хулиганских побуждений.

9. Задорожный умышленно стрелял, но не с целью убийства. Защита признал наиболее целесообразным версию необходимой обороны и убийства по неосторожности.

Сформулированы позиции защиты имели такой вид: Формула защиты при необходимой обороне:

Защищая товарища, при попытке обезоружить Рязанова и отвести от себя наведен пистолет, Задорожный смертельно ранил Рязанова.

Формула защиты по убийству по неосторожности:

Рязанов убил Гончарова и пытался убить Задорожного, навел на последнего пистолет с взведенным курком. Но Задорожный в борьбе, выхватывая пистолет из руки Рязанова, случайно нажал на курок и смертельно ранил его.

Для того чтобы выбрать одну из этих версий, нужно проанализировать все доказательства по делу. Если баланс доказательств примерно одинаковый, то адвокат Есть. Львова рекомендует выбрать версию с меньшими санкциями — в этом случае — необходимую оборону.

Пример. 12 октября 2003 г. Агибалова, которая находилась с Суховым в гражданском браке, пришла домой в состоянии алкогольного опьянения. На почве ссоры и возникших неприязненных отношений Сухов нанес ей более двух сотен ударов, которые привели к смерти Агібалової.

Судебно-медицинская экспертиза, кроме травм, обнаружила в ее половых органах наличие спермы, принадлежность которой Сухову исключалась. Изучение адвокатом дела показало, что Агибалова характеризуется крайне отрицательно: много лет употребляла наркотики, занималась пьянством и проституцией. 11 октября Агибалова вместе с Суховым и ее знакомым Алексеем (личность которого следствием не была установлена) употребляли спиртные напитки. Потом пошла с Алексеем; вернулась через сутки, после чего и началась ссора с Суховым, которая привела к трагической развязке.

Сухов остался на месте, сообщил о смерти матери потерпевшей, попыток спрятать труп и другие следы преступления не совершал. Доставлен в отделение милиции написал «явку с повинной». Тут же был допрошен с участием назначенного адвоката, признал себя виновным в смерти Агібалової и отметил, что она его до этого «довела» своим пьянством, употреблением наркотиков и занятием проституцией.

В дальнейшем от дачи показаний Сухов отказался. Новому защитнику Сухов заявил, что хочет изменить показания и утверждать, что после распития алкогольных напитков он оставил Агібалову и Алексея, а сам поехал в село. Вернувшись на следующий день, он нашел Агібалову избитой и мертвой.

Спросил совета защитника, как ему быть. Адвокат использовал то, что американские адвокаты (Джерри Спенс) и психологи называют работой с фокус-группами. На решение фокус-группы (5 судей, 4 следователи и 5 адвокатов) было поставлено два вопроса:

1) Сухов не признает себя виновным.

2) Сухов признает себя виновным и утверждает, что совершил это в состоянии аффекта. Одновременно поставлен и вопрос о достоверности размера наказания (в годах) по каждому из этих вариантов. Путем усредненной оценки получен такой результат: в случае непризнания вины Сухову грозит 13,3 года лишения свободы. В случае признания вины -11,8 года лишения свободы. Адвокат рекомендовал подзащитному признать вину и сделать акцент на том, что он это сделал в состоянии аффекта из-за аморальное поведение потерпевшей. Сухов с этим согласился. Приговором суда Сухова осужден к 10 годам лишения свободы.

Заметим, что нанесение не менее 220 ударов в туловище, шею и голову давали основания для квалификации, которая предполагает убийство с особой жестокостью (то есть с отягчающими обстоятельствами). Однако следователь предъявил обвинение по ч. 4 ст. 111 УК РФ, против чего защитник «не возражал»51.

Пример. В деле Л. последний был приговорен к 15 годам лишения свободы. Его обвинили в убийстве из хулиганских побуждений с помощью огнестрельного оружия. Потерпевший О. был ранен в нижнюю часть ноги зарядом дроби. В руках у потерпевшего был нацелен на Л. пистолет. Л. отрицал, что он стрелял в потерпевшего и что у него было ружье. Парадоксально, но если бы Л. признавал, что у него было ружье, и он стрелял под ноги потерпевшего в порядке самозащиты и случайно попал в ногу, то его защиту было бы легче осуществить, независимо от того, что в действительности у него не было ружья. К сожалению, иногда такой парадоксальной есть логика судебного разбирательства, где на самом деле устанавливается не истина, а доказанность или недоказанность вины.

ЧТО ТАКОЕ ПОЗИЦИЯ ПО ДЕЛУ?

Спросите у своих коллег адвокатов, что такое позиция по делу, и каждый определит это понятие по-своему. Они скажут вам, что это:

результат, которого хочет добиться защитник;

версия клиента, разработанная (или поддержанная) адвокатом;

содержание заключительной речи в прениях;

отношение защитника к обвинению, предъявленному его подзащитному;

оценка защитой обстоятельств дела;

совокупность обстоятельств, указывающих на невиновность или смягчающих ответственность клиента;

своя версия события преступления по отношению к обвинению;

участие в процессе установления истины по делу;

действия, направленные на достижение положительного результата в интересах подзащитного.

Каждый из адвокатов, отвечавших на вопрос, что такое позиция по делу, прав по-своему и все правы одновременно, поскольку деятельность адвоката является творческой, индивидуальной и трудно поддается канонизации. Однажды у главного режиссера всемирно известного Театра на Таганке Ю.П. Любимова, создавшего свой метод работы с актерами, спросили, как он относится к системе К.С. Станиславского, и он ответил, что никакой системы не существует, а существует Мастер и его творчество.

Так же и в работе адвоката. Нельзя сказать, что всем адвокатам следует придерживаться определения позиции по делу, как, допустим, совокупности обстоятельств, указывающих на невиновность или смягчающих ответственность клиента. Просто кому-то эта формулировка покажется более удачной. Однако из обобщения адвокатского опыта, подсказавшего столь разные ответы, следует очень важный вывод, полезный для всех, а именно:

Тлава III. Позиция по делу 33

позиция по делу — сложное, многогранное понятие, определяемое и как результат деятельности защитника, и как процесс этой деятельности; как оценка обвинения, так и отношение к нему;

как сама версия защиты, так и формирование ее. В словаре С.И. Ожегова позиция толкуется как:

1) положение, расположение (например, сложная позиция за
щиты; выгодная позиция прокурора);

2) точка зрения, мнение в каком-нибудь вопросе (например,
адвокат отстоял свою позицию; прокурор выступил с позиции
силы, но не закона).

Такое толкование, а также то обстоятельство, что не только сторона защиты, но и сторона обвинения имеет свою позицию по делу, навели меня на мысль: не следует ли посмотреть на это понятие с еще одной стороны — с точки зрения состязательности?

Предположим, произошло дорожно-транспортное происшест-^ше. Легковая машина врезалась в бетонный столб. Водитель и пассажир, сидевший рядом, доставлены в больницу в тяжелом состо-йнии. Таким образом, существует некая объективная реальность, которая случилась и застыла в вечности. Ни сторона защиты, ни •орона обвинения не сидели ни за рулем этой машины, ни рядом с водителем. Однако процессуальное положение обязывает стороны ретроспективно восстановить эту объективную реальность, объяснить ее и дать соответствующую юридическую оценку.

Это интересно:  Оформление инвалидности после инсульта пенсионерам

Позиция по делу — это фактическая и юридическая картина случившегося с точки зрения обвинения и точки зрения защиты.

Как правило, точки зрения не совпадают, и каждая сторона восстанавливает эту картину по-своему. Принцип состязательности заключается в том, чтобы сделать свою картину убедительной для суда. В нашем случае с дорожно-транспортным происшествием обвинение скорее всего будет утверждать, что водитель был пьян, а защита попробует предположить, что с водителем случился сердечный приступ. Затем стороны займутся подтверждением своей позиции и опровержением противоположной. В результате возникнут новые версии и предположения; позиции будут то приближаться, то удаляться от объективной реальности. В конечном итоге в состязательной борьбе суд примет решение, но как же было на самом деле, уже не узнает никто и никогда.

Возвращаясь к чисто практическому осмыслению понятия позиции защиты, можно сказать: позиция защиты — это объяснение случившегося.

3-940

34 Раздел П. Общие вопросы защиты на следствии и в суде

§ 2. ВЫБОР ПОЗИЦИИ

В протоколе допроса в качестве обвиняемого, следующего сразу зз привлечением в качестве обвиняемого, есть графа — признаете ли вы себя виновным?

Обвиняемому предоставляется право собственноручно выра-з^ть свое отношение к обвинению в четырех вариантах:

^не признаю полностью;

^ отказываюсь выразить отношение к обвинению.

В связи с этим к предъявлению обвинения уже должны быть сформулированы позиции защиты (см. приложение 6) по основному пункту обвинения:

Разберем каждый из вариантов позиции защиты отдельно.

Позиция невиновности. Если ваш клиент не признает себя виновным, то ни в коем случае нельзя занимать позицию защи-т^>1> при которой утверждается его виновность, хотя бы и частич-

. Есть среди адвокатов такое понятие «альтернативная пози-когда защитник считает, что, несмотря на непризнание в#ны, есть слишком сильные доказательства и выгоднее было бы поспорить с квалификацией, чем утверждать о невиновности.

Мне рассказывал один прокурор, что в процессе в суде при-с#жных адвокат в прениях высказался следующим образом: «Мой подзащитный не признал вины, я привел вам доводы о его невиновности, но если вы со мной не согласитесь, то прошу вас о снисхождении». Такую позицию в прениях категорически нельзя занимать. Однако, не ставя ни в коем случае под сомнение невиновность клиента, вы обязаны найти такую форму изложения своей позиции, чтобы дать суду альтернативу юридического разрешения дела с пользой для подзащитного.

Если подзащитный признал вину полностью или частично, то отсюда все равно может следовать позиция невиновности, так как, возможно, имеет место самооговор либо ошибка в объекте признания (например, обвиняемый признает себя виновным в

Глава III. Позиция по делу 35

смерти человека, хотя объективно имела место самооборона, либо признает факты, не содержащие состава преступления).

Студенты в строительном отряде выпили спиртного и стали спорить, кто может зарезать домашнее животное. Мой подзащитный Грачев сказал, что ему приходилось резать свинью в деревне, взял нож со стола и решил показать, как это делается. Потерпевший вскочил со словами: «Я тоже могу показать», но так как был сильно пьян, не устоял и напоролся на нож в руке Грачева.

Грачев полностью признал себя виновным в предъявленном обвинении в умышленном убийстве из хулиганских побуждений. Однако из того факта, который он признавал, не следовало умысла Грачева на убийство, и я заняла позицию его невиновности.

(Дело Г. Производство Московского областного суда, 1990г.)

Бывают полные признания, сделанные по причине раскаяния, • желания загладить вину. В этих случаях адвокат также может шмать позицию невиновности подзащитного, если нетдоста-гочныхдоказательств его вины.

У меня был один интересный случай. Мой подзащитный полностью признавал хулиганские действия, хотя абсолютно ничего не помнил из случившегося, так как был пьян. События преступления так не вязались с его личностью, что я заявила ходатайство о производстве комплексной психолого-психиатрической экспертизы. К моему изумлению, она установила состояние патологического опьянения, что освободило моего клиента от уголовной ответственности за содеянное.

(Дело П. Производство Тимирязевского суда г. Москвы, 1995— 1996 гг.).

Юридическая позиция невиновности может выражаться в: ^ отсутствии события преступления (п. 1 ст. 5 УПК РСФСР); ^ отсутствии состава преступления. Сюда входит также необходимая оборона, добровольный отказ от совершения преступления, невиновное причинение вреда (ст. 28 УК РФ) и др. (п. 2 ст. 5 УПК РСФСР); ^ недоказанности обвинения (алиби, самооговор и др. — п. 2

ст. 208 УПК РСФСР).

Все три основания прекращенного преследования являются реабилитирующими, однако гражданско-правовые последствия не одинаковы. Там, где в уголовном деле был предъявлен гражданский иск, предпочтительней отстаивать недоказанность вины.

36 Раздел П. Общие вопросы зашиты на следствии и в суде

Позиция частичной виновности.Такую позицию защита может занимать и при полном, и при частичном признании клиентом вины в предъявленном обвинении. Как правило, частичное признание означает, что ваш подзащитный:

•^ оспаривает объем обвинения, но не спорит с квалификацией;

^ признает факты предъявленного обвинения, но не согласен с их юридической оценкой;

^ не согласен с изложением фактов в обвинении.

Оспаривание объема обвинения бывает по многоэпизодным делам, когда обвиняемый признает участие в одних эпизодах и отрицает в других; либо оспаривает размер похищенного, скажем, утверждает, что не похищал многих вещей, указанных в обвинении, или не согласен с суммой, в которую оценено похищенное.

Что касается признания фактов обвинения, но несогласия с их юридической оценкой, то здесь подразумевается оспаривание квалификации действий; умысла; сговора; причинно-следственной связи содеянного и последствий и др.

Если же ваш клиент говорит, что факты в обвинении изложены неправильно, то он обычно имеет в виду, что:

там описано то, чего не было на самом деле (например, что он заранее договорился о встрече с соучастником с целью совершения преступления, когда в действительности они встретились случайно);

там не описано, что действительно было (например, что потерпевшая по делу об изнасиловании сама предложила поехать к ней домой, говорила, что, если он на ней не женится, она заявит в милицию и посадит его);

там не точно описаны события (это касается времени, места, состава участников, распределения их ролей и т.п.).

Каждая из позиций частичной виновности может существовать отдельно, но они могут присутствовать и вместе. Тогда все равно нужно разбираться, какой объем, какую квалификацию и какие факты из обвинения признает ваш подзащитный.

Юридически позиция частичной виновности выражается в:

^ исключении из обвинения отдельных эпизодов;

^ уменьшении размера ущерба;

^ переквалификации действий обвиняемого на другую часть этой же статьи УК РФ либо на другую статью;

Глава III. Позиция поделу — 37

^ исключении отдельных квалифицирующих признаков;

•» признании поведения потерпевшего провоцирующим;

V признании смягчающих и исключительных обстоятельств.

Позиция полной виновности.Если все доводы о невиновности или частичной виновности проверены, ваш подзащитный полностью признал свою вину и квалификация у вас не вызывает сомнения, ваша задача будет заключаться в смягчении участи клиента: ищите совокупность смягчающих обстоятельств, еще >аз убедитесь во вменяемости, в том числе ограниченной (ст. 22 К РФ), разберитесь в мотивах и «блесните» психологической за-итой.

Юридически ваша позиция будет заключаться в:

^ оспаривании отягчающих обстоятельств (ст. 63 УК РФ);

^ оспаривании низменных мотивов, алчных побуждений, прямого умысла, формы вины и т.п. (ст. 25, 26, 27 УК РФ);

^ признании смягчающих и исключительных обстоятельств (ст. 61,64 УК РФ);

^ оценке данных о личности обвиняемого;

^ оценке поведения и личности потерпевшего.

Позиция молчания.Когда подзащитный никак не выражает своего отношения к обвинению, не участвует ни в каких следственных действиях и отказывается от дачи показаний, думается, адвокат должен занимать позицию невиновности своего клиента. Это проистекает из смысла презумпции невиновности — лицо, привлекающееся к уголовной ответственности, считается невиновным, пока обратное не будет установлено судебным приговором, вступившим в законную силу. Адвокат выступает гарантом реализации этого конституционного принципа для граждан и потому должен искать подтверждений невиновности клиента, несмотря на занятую им позицию молчания.

Факторы, влияющие на выбор позиции(см. приложение 7). Помимо фактора признания вины, являющегося в большинстве случаев определяющим, при выборе позиции необходимо учесть позиции, занимаемые по существу вашим клиентом, потерпевшим, соучастниками и их адвокатами, а также личностные особенности указанных лиц.

Исследование «надежности» той или иной позиции, как показывает опыт, должно вестись по следующим параметрам:

38 Раздел И. Общие вопросы защиты на следствии и в суде

^ соответствие здравому смыслу;

Редко когда позиция отвечает всем этим параметрам и возникает необходимость коррекции. В этом случае адвокат должен руководствоваться одним из основных принципов адвокатуры — не навреди (см. приложение 8). Коррекция может привести к изменению клиентом своих показаний, задеть интересы других лиц, свидетелей и т.д. Адвокат обязан все это предвидеть, и как бы ему ни хотелось приблизить ситуацию к своему видению защиты, он должен помнить, что оперирует не абстракциями в собственном уме и не фигурами на шахматной доске, а живыми людьми, «натурой», как метко выразился во время допроса Рас-кольникова следователь Порфирий Петрович из романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Я часто вспоминаю это место из романа, когда думаю, выдержит ли мой клиент допрос, где он намеревается изменить свои показания, не упадет ли, как Раскольников, в обморок в самом «скандалезнейшем месте», не откажут ли ему самообладание, мужество или чувство собственного достоинства?

Это интересно:  Декларация страны происхождения товара 223 фз

Нельзя выбирать позицию, не изучив настроя потерпевшего по отношению к случившемуся и к вашему клиенту в следующих аспектах:

^ материальные и моральные претензии;

V провоцирующее (виктимное) поведение;

^ заинтересованность в привлечении к ответственности вашего клиента.

Если результат изучения позиции и личности потерпевшего окажется неутешительным, нужно предупредить клиента об опасности «выпадов» в его сторону.

При формировании позиции защиты по групповым делам нельзя забывать еще об одном основополагающем принципе адвокатуры — не создавай коллизии.

Очень заманчиво построить защиту так, чтобы преуменьшить роль своего подзащитного за счет преувеличения роли дру-

Глава III. Позиция по делу • . 39

гих лиц, проходящих по делу. Однако жизнь показывает, что ни-хорошего из этого никогда не выходило.

Муж и жена Кудрявцевы предстали перед судом присяжных за совершение ритуального убийства с целью вступить в религиозную секту «Сатаны». Кудрявцева защищала молодая малоопытная адвокатесса, которая построила защиту на том, что ее клиент был «опутан», с одной стороны, «са-танистами», с другой — Кудрявцевой, которая, будучи значительно старше по возрасту, женила его на себе и управляла им как хотела. Более того, руководствуясь тщеславными соображениями, никого не предупредив, моя коллега пригласила в суд телевидение и дала интервью в указанном выше коллизионном ключе. Узнав об этом, моя подзащитная Кудрявцева возмутилась и сказала, что откроет суду такие подробности относительно своего лицемерного мужа, что ему не поздоровится, чего делать раньше не собиралась.

(Дело Шманая и Кудрявцевых. Производство Московского областного суда, 1997г.)

прочем, коллизионная защита — предмет для отдельного се-Дьезного разговора, который, к сожалению, невозможен в рамках настоящей работы.

Специфические, психологические, субъективные и другие факторы.Сюда относится учет специфики конкретного дела; обстановки, в которой производится расследование или рассмотре-^юе дела; психологических особенностей лиц, от которых зависит решение дела (судьи, прокурора, следователя, секретаря судебного заседания, эксперта и др.), и множества других нюансов и деталей, перечислить и описать которые невозможно, но чтобы было понятно, о чем идет речь, назовем некоторые из них: ^ настроение;

^ симпатии; ^ предрассудки; ^ обвинительный уклон; ^ своевременность действия; ^ ненависть к адвокатам; ^ упоение властью.

Можно выстроить очень хорошую позицию защиты, но она рухнет, если неправильно или не все рассчитать.

Позиции моего клиента и потерпевшего расходились, и следователь решил устроить очную ставку. Подзащитный был не под стражей, обвинение — слабым, и мы решили дать показания. Я не знаю, что произошло, но вдруг после разъяснения ст. 51 Конституции РФ мой подзащитный отка-

40 Раздел П. Общие вопросы защиты на следствии и в суде

зался от производства очной ставки. Следователь «взбесился», стал кричать, что он не мальчик, зачем он тащил сюда видеоаппаратуру и т.д. Кончился скандал тем, что он изменил меру пресечения подзащитному, и мне потом долго пришлось обивать пороги начальства, чтобы добиться его освобождения.

Позиция защиты по делу об уклонении от уплаты алиментов (ст.157 УК РФ)

Позиция защиты по предъявленному обвинению по ст.157 УК РФ

в порядке ч.2 ст.273 УПК РФ

Предъявленное подсудимому обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст.157 ч.1 УПК РФ, считаю недоказанным в следующей части.

1) Не обосновано наличие у подсудимого возможности выплачивать алименты.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч.1 ст. 157 УК РФ, характеризуется бездействием обвиняемого при одновременном совпадении трех условий:

  1. наличие обязанности у лица выплачивать по решению суда алименты;
  2. наличие возможности выплачивать алименты;
  3. злостное невыполнение данных действий.

В ходе дознания установлено, что подсудимый в период с момента вынесения судебного приказа, обязывающего его выплачивать алименты в размере ¼ заработка (09.07.2007), и до возбуждения в отношении него рассматриваемого уголовного дела (30.07.2013) не был трудоустроен и не имел заработка (иных доходов), ¼ которого он должен был перечислять в качестве уплаты алиментов по решению суда.

Право на труд является конституционным правом человека и гражданина. Согласно ч.2 ст.37 Конституции РФ принудительный труд запрещен.

В развитие положений ст.37 Конституции РФ ФЗ РФ “О занятости населения в РФ” устанавливает, что гражданам принадлежит исключи­тельное право распоряжаться своими способностями к производительному, творческому труду, что принуждение к труду в какой-либо форме не допускается, если иное не преду­смотрено законом, а также устанавливает прямой запрет на использование незанятости гра­ждан в качестве основания для привлечения их к ответственности.

На основе системного толкования указанных норм считаю, что обязанность исполнять решение суда о выплате алиментов может быть выполнена лишь при наличии такой возможности, с учетом того, что реализация своих способностей к труду не является обязанностью должника.

Соответст­венно, при отсутствии у обвиняемого заработка и (или) иного дохода, предусмотренного Поста­новлением Правительства РФ от 18.07.1996 № 841, исполнение обвиняемым решения суда о взыскании алиментов, размер ко­торых определен в долях от его заработка и (или) иного дохода, являлось невозмож­ным.

Таким образом, отсутствие у подсудимого возможности выплачивать алименты в связи с отсутствием у него заработка и (или) иного дохода в период с 09.07.2007 по 30.07.2013 исключает одно из основных условий ответственности по ст.157 ч.1 УК РФ.

2) Не определен период совершения преступления подсудимым.

Для определения периода совершения преступления необходимо установить момент его начала и окончания.

Согласно установившейся практике, следующей из отмененных в настоящее время Разъяснений Верховного Суда РСФСР по делам о злостном уклонении от уплаты алиментов, злостным считается уклонение сроком более четырех месяцев без уважительных причин. Таким образом, периодом начала именно злостного уклонения подсудимого от уплаты алиментов следует считать уклонение от уплаты по истечении 4-х месяцев с момента возникновения возможности уплачивать алименты.

Однако, как следует из материалов обвинения, подсудимый в период с момента вынесения судебного приказа об уплате алиментов (09.07.2007) и до возбуждения в отношении него рассматриваемого уголовного дела (30.07.2013) не был трудоустроен и не имел заработка (иных доходов). Соответственно, определить момент начала его злостного уклонения от уплаты алиментов не представляется возможным.

3) Не доказана злостность уклонения подсудимого от уплаты алиментов как необходимое условие ответственности по ст.157 ч.1 УК РФ.

Обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ст.157 ч.1 УК РФ, является злостность уклонении родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей. Учитывая сложность определения признака злостности, Верховный суд еще в 1969 году указал, что “признавая лицо виновным (…), суды не должны ограничиваться в приговоре общей ссылкой на то, что уклонение от уплаты алиментов носило злостный характер, а обязаны указывать, в чем конкретно эта злостность выражалась“.

Однако обвинительный акт не содержит указаний на то, в чем именно выражалась злостность уклонения подсудимым от уплаты алиментов на содержание дочери, что демонстрирует недоказанность объективной стороны преступления.

4) Не установлена причина неуплаты алиментов подсудимым.

Как указал Верховный суд РФ в Постановлении № 9 от 25.10.1996, “при рассмотрении анализируемой категории дел следует не только исследовать доказательства, указывающие на злостность действий обвиняемого, но и выяснять причину такого поведения, поскольку не может рассматриваться как злостное уклонение неуплата алиментов в связи с причинами, не зависящими от воли должника.

Однако причины неуплаты алиментов подсудимым в ходе дознания не исследованы и в обвинительном заключении не отражены.

5) Не доказана виновность подсудимого в совершении преступления, предусмотренного ст.157 ч.1 УПК РФ.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст.157 ч.1 УК РФ, характеризуется прямым умыслом. В свою очередь, в силу ч.2 ст.25 УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Учитывая, что подсудимый в период с 09.07.2007 по 30.07.2013 не был трудоустроен и не имел заработка или иного дохода, позволяющего ему исполнять судебный приказ об уплате алиментов, нет оснований утверждать, что обвиняемый желал наступления последствий именно в виде уклонения от уплаты алиментов.

На основании изложенного и в соответствии с п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ

ПРОШУ:

Оправдать подсудимого в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст.157 ч.1 УПК РФ.

Статья написана по материалам сайтов: studbooks.net, poisk-ru.ru, advokat-zhukova.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector