Вещное право по салической правде

Право Франкского государства

Наиболее полное представление о раннефеодальном праве дают так называемые варварские правды», в которых были записаны многообразные правовые обычаи, устоявшиеся образцы судебных решений германцев. Одна из самых древних — Салическая правда, составленная в правление Хлодвига в конце V — начале VI в.

Салическая правда (ок. 510 г.) представляет собой запись древ­них обычаев приморских франков, и потому ее можно назвать судебником франков. Составлен он из конкретных судебных случаев (казусов), превратившихся в результате многократных повторений в течение длительного времени в судебные обычаи. Судебник, именуемый по-латыни Салическим законом и Саличе­ским законным пактом, состоит из Про­лога, 65 титулов и Эпилога. Впоследствии преемники Хлодвига уве­личили его объем за счет прибавления нескольких глав в течение VI—IX вв.
Салический закон — это не сборник политических законов, поскольку в нем нет законоположений о наследовании трона, о пережитках язычества или о защите христианской веры. Сборник написан на латыни, и это давало возможность заим­ствований из римских правовых конструкций при общей неприкос­новенности и сохранности старого доброго права (т.е. народных правовых обычаев). Непосредственной областью распространения действия судебника стала северная часть королевства, занятая салами-пришельцами, тогда как на юге действовал кодекс Алариха, который Хлодвиг приказал применять по делам галло-римлян.

Сборник включает 65 статей (первая редакция):

Важно! Следует иметь ввиду, что:

  • Каждый случай уникален и индивидуален.
  • Тщательное изучение вопроса не всегда гарантирует положительный исход дела. Он зависит от множества факторов.

Чтобы получить максимально подробную консультацию по своему вопросу, вам достаточно выбрать любой из предложенных вариантов:

  • Обратиться за консультацией через форму.
  • Воспользоваться онлайн чатом в нижнем правом углу экрана.
  • Позвонить:
    • По всей России: +7 (800) 350-73-32
  • перечень наказаний и штрафов за причиненный вред личности или имуществу;
  • порядок перехода собственнос­ти (ст. 46 первой редакции);
  • порядок наследования (ст. 49 первой редакции).

Судебник предназначался в качестве руководства в судебном разбиратель­стве, более надежного, чем правовой обычай, поскольку обычаи могли варьировать от местности к местности (ср. древнерусское «что ни город, то норов»). Достоинством письменного закона было то, что он в состоянии вобрать наиболее распространенные и наи­более приемлемые из существующих правовых обычаев. У него всегда одна и та же форма, не поддающаяся грубым искажениям с той или другой стороны.

Салический закон, таким образом, предстает прежде всего судебником, а не полным сводом законов. Это записи судебных обычаев, либо сделанные впервые, либо со следами обработки под пером юристов, а также служителей римской церкви. Неполнота и недостаточная упорядоченность отдельных положений (об одном и том же говорится в 3—6 местах) сочетаются в некоторых редакци­ях (всего дошло около 350 списков) с искажениями и вставками пе­реписчиков. Впоследствии судебник уточнялся и дополнялся специ­альными королевскими установлениями — капитуляриями, эдикта­ми, экстраваганциями (переходными положениями). Преобладаю­щая форма изложения — казуистическая, при такой форме отсут­ствуют обобщающие отвлеченные понятия, например поня­тия вины, преступления и наказания, умысла или неосторожнос­ти и др.

Имущественные отношения по Салической правде

Главы, относящиеся к области гражданского права франков, регулируют порядок:

  1. возврата похи­щенных или утраченных (потерянных) вещей;
  2. продажи спорного имущества.

В последнем случае продавцов спорного имущества вызывают на заседание в срок от 40 до 80 дней в зависимости от расстояния, а покупателя устраняют из дела. Продавец спорной вещи платит возмещение и возвращает полученную от покупате­ля сумму. Если продавец, вызванный в суд для очистки намерений покупателя, не является, то он осуждается заочно. Так же поступали и древние греки.

Два вида договорных обязательств:

  • относительно вещей;
  • относительно устных договоренно­стей, основанных на доверии.

В первом случае кредитор при сви­детелях обязан принуждать должника к выполнению обязательств 3 раза с промежутками в семь ночей. Каждое из таких требова­ний подвергает должника штрафу в 3 солида. Затем следует обращение в суд, и если должник все же упорствует в исполнении обязательств, то он приго­варивается к платежу суммы долга и еще к 15 солидам штрафа независимо от 9 солидов, уже наложенных вследствие трехкрат­ного неисполнения. Таким образом, исполнение даже обычных договоров обеспечивалось карательным иском. Возвращение сум­мы составляет лишь добавление к наказанию. И это осталось от первобытного правового обычая. У греков и римлян должник, отрицающий свой долг, приговаривался к штрафу в двукратном, а иногда даже трех- и четырехкратном размере по отношению к сумме долга.

Другой вид исполнения обязательств тоже связан с возмож­ностью принуждения, но в ином порядке. По прошествии срока кредитор отправляется к должнику в дом вместе со свидетелями и требует платежа. Если следует отказ, должник платит штраф 15 солидов. Потом через каждые девять дней следуют три требо­вания, заявляемые уже в собрании и повторяемые всякий раз у должника на дому. Новое уклонение от платежа налагает на дол­жника каждый раз новый штраф по 3 солида.
Еще при первом требовании кредитор получает право на протест в присутствии свидетелей против всякого пла­тежа кому-либо и против всякого залога, которые могут быть сделаны во вред ему его должником. Наконец, кредитор идет к графу, который вместе с ним и семью рахинбургами отправля­ется в дом должника, арестовывает его имущество и передает кредитору имущество, соразмерное сумме долга. Третья часть штрафа идет в пользу графа в качестве фредуса (штрафа за на­рушение мира).

Источники права

Источником права в этот период являлся обычай. В период V–IX вв. на территории Франкского государства происходит запись обычаев племен в виде так называемых «варварских правд». Создаются Салическая, Рипуарская, Бургундская, Аллеманская и другие правды. В 802 г. по приказу Карла Великого были составлены правды племен, входивших в его государство, но не имевших к тому времени записей обычного права.

С усилением королевской власти монархи начали создавать законодательные постановления – капитулярии, имевшие общеобязательное значение. К источникам раннефеодального права можно отнести также иммунитетные грамоты и формулы. Имму- нигетныс грамоты, выдаваемые королем феодалам, изымали определенную территорию из-под действия судебной, финансовой и полицейской юрисдикции государства, передавая эти полномочия феодалам.

Формулы представляли собой образцы грамот, договоров и других официальных документов.

Высшая судебная власть в королевстве франков принадлежала монарху. На местах большинство дел рассматривалось в «судах сотен», но постепенно судебная власть сосредоточилась в руках феодалов.

Салическая правда

Салическая правда (Lex Salica) – одна из наиболее ранних записей норм обычного права германских племен с добавлением, в последующем, отдельных норм, установленных эдиктами франкских королей. Основным назначением Салической правды было руководство для судей на различного рода процессах.

Салическая правда отражала современный для того времени уровень социальных отношений, для которых была характерна высокая степень общинных традиций, архаичность, казуистичность правовых норм.

Собственность и обязательства

Салическая правда выделяет индивидуальную собственность па движимое имущество (скот, рабы, личная утварь и т.д.) и недвижимое (вилла). Движимое имущество у франков беспрепятственно отчуждалось, передавалось по наследству одному из членов семьи умершего или родственнику со стороны матери или отца. Салическая правда содержит множество статей, посвященных охране права собственности на различные движимые вещи. Подробно разбираются случаи кражи домашних животных, птицы и пр.

Частная собственность на землю, по-видимому, еще только формировалась. Салическая правда различает приусадебный участок, пахотную землю и луга, леса. Нераспаханные пустоши, выгоны, леса находились в общем пользовании. Пахотные земли огораживались забором и использовались индивидуально только для сбора урожая. Предусматривался значительный штраф за поджог и разрушение изгороди. По Салической правде карался сам факт нарушения границы пахотного поля без разрешения хозяина, предусматривался штраф за проезд по чужому полю, за запашку чужого поля, за посев на чужом поле. Если же посторонний человек вступал на выделенный участок общинного луга, это не считалось преступлением. Более того, если он скосил траву, то терял лишь сено в пользу владельца луга.

Особое значение придавалось жилищу, территории двора, приусадебному участку как семейной собственности. Высоким штрафом в 45–63 солидов наказывалась не только кража в пределах дома или двора, но и простое проникновение на территорию виллы после захода солнца. Кража с нападением и истреблением сторожевых собак, увозов на телеге значительной части домашнего имущества влекла за собой штраф в 200 солидов, равный вергельду за убийство свободного.

В Салической правде ничего не говорится о купле-продаже земли. Земля передавалась по наследству мужским потомкам умершего, но если наследника не было, земля возвращалась общине. В VI в. эдиктом короля Хильперика (561–584) предусматривался переход земли по наследству не только к сыновьям, но и дочерям, братьям, сестрам умершего и др.

О сохранении у франков общинной собственности на землю свидетельствует титул «О переселенцах». Поселиться на территории общины «чужаку» можно было только при согласии всех членов общины; если хотя бы один из них высказывал протест, переселенец должен был покинуть общину. Однако если в течение года и одного дня ни один из членов общины не высказывал протеста против поселения «чужака», его землевладение начинало охраняться правом. Салическая правда по существу санкционировала присвоение общинной земли приближенными короля, так как запрещала высказывать протест против переселенца, если он имел специальную королевскую грамоту. Протестующий против королевского распоряжения присуждался к штрафу в 200 солидов.

Определенное внимание Салическая правда уделяет обязательствам, которые возникали из договора либо деликта. В Салической правде отсутствуют указания на общие условия действительности договоров, но свободное волеизъявление сторон подразумевается при заключении таких договоров, как купля-продажа, мена, поклажа, залог, заем, ссуда, дарение. Волеизъявление осуществлялось путем бросания другому лицу «в полу стебля» или другой формальной процедурой. Фактический владелец движимой вещи был обязан доказать, что купил или выменял ее, в противном случае он мог быть объявлен вором. Подробно рассматривается в Салической правде договор займа. Кредитор мог взыскивать долг непосредственно, минуя судебное заседание. Если должник не пожелал выплатить по обязательству после того как кредитор востребовал долг, явившись к его дому в сопровождении свидетелей, он призывался кредитором в суд (до трех раз, через неделю). При каждой неявке в суд с должника взыскивался штраф. Долг мог быть взыскан и с помощью графа и рахинбургов путем конфискации соответствующей части имущества должника. В этом случае треть долга шла графу. Долгового рабства Салическая правда не выделяет.

Феодальное право стран Западной Европы

Салическая правда

Первоначальный текст Салической правды до настоящего времени не сохранился. В течение ряда веков этот судебник переписывался, дополнялся и изменялся. В результате до нас дошло несколько вариантов Салической правды, из которых наиболее близкой к древнейшему первоначальному тексту памятника считается Парижская рукопись.

Салическая правда характеризуется отсутствием общих, абстрактных понятий, ей присущ казуистический характер. Правовые действия и акты, описанные в Салической правде, отличаются формализмом.

Основное содержание Салической правды — нормы, посвященные судебному процессу и определяющие штрафы за различные правонарушения. Нормы гражданского права, занимающие второстепенное положение, дают представление о процессе, развития права собственности на землю. Из текста Салической правды можно также составить представление об общественном строе франков начала VI в.

Общественный строй по Салической правде. Отличительная черта франкского общества V-VI вв. — наличие общины. В этот период осуществляется переход от земледельческой общины, когда еще сохраняется коллективная собственность рода на всю землю, к соседской общине — марке, в которой наряду с общинной собственностью появляется индивидуальная собственность малых семей. О том, какую роль играет община, наиболее ярко свидетельствует статья 45 «О переселенцах»: «Если кто захочет переселиться в виллу к другому и если один или несколько жителей виллы захотят принять его, но найдется хоть один, который воспротивится переселению, он не будет иметь права там поселиться». Если же пришелец все-таки поселялся в деревне, то протестующий мог добиться его изгнания через суд. Франкская община отмечена сохранением родовых отношений. Сородичи играли большую роль в жизни свободного франка. Они выступали в суде в качестве соприсяжников, в случае убийства франка сородичи участвовали в получении и уплате штрафа — вергельда.

Вместе с тем Салическая правда показывает процесс разложения и упадка родовых отношений, что связано с имущественным расслоением общества. Об этом свидетельствуют статьи 58 и 60. Статья 58 «О горсти земли» предусматривает случай, когда обедневший сородич не мог помочь своему родственнику в уплате вергельда: «Если же кто из них окажется слишком бедным, чтобы заплатить падающую на него долю, он должен в свою очередь бросить горсть земли на кого-нибудь из более зажиточных, чтобы он уплатил все по закону». Статья 60 «О

желающем отказаться от родства» выражает стремление со стороны более зажиточных членов выйти из союза родичей; публичный отказ от родственников в судебном заседании освобождал от соприсяжни- чества, от участия в уплате и получении вергельда, от наследства и от других отношений с родичами.

Итак, основную массу свободного населения Франкского государства составляли земледельцы, бывшие в большинстве своем общинниками. Значительная часть общества была представлена воинами. Особое место занимали королевские слуги. К тому времени служилая знать, очевидно, слилась с родовой знатью, о которой Салическая правда не упоминает. Об особом статусе служилой знати говорит то, что штраф за убийство королевского слуги втрое превышал штраф за убийство простого свободного человека. Вместе с тем статья 36 упоминает живших при дворе знатного франка дворового слугу, свинопаса, конюха. Штраф за убийство этих слуг был значительно меньше штрафа за убийство свободного общинника, что свидетельствует о зависимом состоянии указанных лиц.

Салическая правда упоминает о вольноотпущенниках и литах. Вольноотпущенники — это отпущенные на волю рабы. Что касается литов, то происхождение их не выяснено. Правовое положение этих двух категорий было одинаковым. Они выполняли различные службы и оброки для своего господина, однако имели собственность, могли вступать в сделки, выступать в суде, браки их признавались законными. Особый акт освобождения делал вольноотпущенников и литов полноправными членами общества.

Самое низкое положение в.обществе занимали рабы. Убийство и кража раба приравнивались к убийству и краже животных; за преступления, совершенные рабом, отвечал его господин, обязанный возместить ущерб, причиненный рабом потерпевшему. Браки свободных с рабами влекли за собой потерю для первых свободы.

Особенности общественного строя франков соответствуют особенностям в области земельных отношений. Часть земли составляла личные владения короля, существовало также крупное индивидуальное владение могущественных господ, приближенных короля. Основная часть земли принадлежала сельской общине. Переходный период от земледельческой общины к общине-марке проявляется в том, что дома и приусадебные участки находились в индивидуальной собственности семьи, пахотная земля сохранялась в собственности общины, однако находилась в наследственном пользовании отдельных семей. Ежегодные переделы земли уже не проводились, принадлежащий

семье участок огораживался. Однако все пахотные наделы после снятия урожая превращались в общее пастбище, на это время с них снимались все изгороди. Пока изгороди не были сняты, их нарушение влекло за собой привлечение к ответственности. Право свободно распоряжаться наследственными наделами принадлежало только общине. Согласно главе 59 «Об аллодах», земля наследовалась по мужской линии: «Земельное же наследство ни в коем случае не должно доставаться женщине, но вся земля пусть поступает мужскому полу, т.е. братьям». В случае отсутствия сыновей у умершего земля переходила в распоряжение общины. Такие земли, как леса, пустоши, болота, дороги, неподеленные луга оставались в собственности общины, и каждый ее член имел равную долю в пользовании этими угодьями. В Салической правде не упоминается о купле-продаже земли, ее дарении, о передаче земли по завещанию. Все это свидетельствует об отсутствии частной собственности на землю у франков в период составления Салической правды. Употребленный в ее тексте термин «аллод» применительно к земле обозначал наследственное владение.

Во второй половине VI в. во франкском обществе произошли значительные изменения. Эдиктом короля Хильперика было установлено, что в случае отсутствия сына землю могут наследовать дочь, брат или сестра умершего, но «не соседи». Таким образом, наследственный надел свободных франков превращается в индивидуальную отчуждаемую земельную собственность отдельных малых семей- аллод. С этого времени земля становится объектом завещания, дарения, купли-продажи.

Это интересно:  Принцип справедливости в конституции рф статья

Утверждение частной собственности на землю привело к углублению имущественной дифференциации в общине, к ее разложению, росту крупного землевладения и установлению феодальной зависимости.

Обязательственные отношения в Салической правде освещаются довольно слабо. Это объясняется неразвитостью товарно-де- нежных отношений, частной собственности. Упоминаются такие виды сделок, как купля-продажа, ссуда, заем, наем, мена, дарение. Передача права собственности при этих сделках осуществлялась публично путем простой передачи вещи. Неисполнение обязательств влекло за собой имущественную ответственность. Просрочка в исполнении обязательств влекла за собой дополнительный штраф. Истребование долга происходило и строго установленной форме. В Салической правде говорится о принуждении «упорного должника», об описании имущества «упорного должника». Салическая правда знает обязательства из

причинения вреда, которые чаще всего возникали в результате совершения преступления.

Салическая правда описывает в общих чертах брачно-семейные отношения. Брак заключался в форме покупки невесты женихом. Похищение девушки с целью вступления в брак наказывалось штрафом. Препятствиями к заключению брака служили следующие обстоятельства: существование законного брака, объявление лица вне закона, наличие близкого кровного родства, несвободное состояние человека. О расторжении брака Салическая правда не упоминает. При заключении брака жених в качестве выкупной платы вносил брачный дар. После смерти одного из супругов брачный дар сохранялся и передавался детям. Положение женщины в семье определяли довольно сильные пережитки матриархального строя.

По мере того как распадаются большие семьи развивается наследственное право. Было известно наследование по закону и по завещанию. Наследование по закону осуществлялось различно применительно к движимому и недвижимому имуществу. Движимое имущество наследовалось в следующем порядке: первую очередь составляли дети, затем мать, братья и сестры, сестры матери, сестры отца, ближайшие родственники. Такой порядок, устанавливающий преимущество женского родства, свидетельствовал об остатках матриархата. Что касается недвижимости, то женщины исключались из числа наследников. Земля передавалась только по мужской линии. Наследование по завещанию осуществлялось путем дарения (аффатомии), совершавшегося публично в народном собрании по строго установленной форме. При аффатомии имущество передавалось третьему лицу, которое было обязано не позже чем через год после смерти дарителя передать это имуществе указанному лицу.

Основное внимание в Салической правде уделяется преступлениям и наказаниям. Ни определения преступления, ни термина, определяющего это понятие, Салическая правда не дает. Из смысла статей, посвященных преступлениям, вытекает, что в это понятие включалось причинение вреда личности или имуществу и нарушение королевского мира. Все известные Салической правде преступления можно свести к четырем видам: 1) преступления против личности (убийство, членовредительство, клевета, оскорбление, изнасилование и некоторые другие); 2) преступления против собственности (кража, поджог, грабеж); 3) преступления против порядка отправления правосудия (неявка в суд, лжесвидетельство); 4) нарушение предписаний короля (примером может служить титул 45 «О переселенцах»).

В Салической правде упоминаются отягчающие обстоятельства (групповое убийство, убийство в походе, попытка скрыть следы преступления), говорится о подстрекательстве к краже или убийству. Субъектами преступления могли быть не только свободные франки, но также литы и рабы.

Целью наказания является возмещение вреда потерпевшему и уплата штрафа королю за нарушение королевского мира.

Эпоха создания Салической правды характеризуется отмиранием кровной мести. Взамен кровной мести устанавливается выкуп: вер- гельд — за убийство и пеня — за менее тяжкие преступления, размер выкупа зависел от национальности, сословной принадлежности, возраста, пола потерпевшего и был достаточно высоким: жизнь свободного франка оценивалась в 200 солидов. Высокий размер штрафов объясняется тем, что система взысканий сложилась еще в родовом обществе и уплата осуществлялась родом роду. Выкуп делился на три части: семье убитого, родственникам со стороны отца и матери и казне.

Судебный процесс по Салической правде носил состязательный характер. Уголовное и гражданское судопроизводство осуществлялось в одинаковых формах. Дело возбуждалось только по инициативе истца. Стороны имели равные права, и процесс протекал в виде состязания. Процесс был устным, гласным, отличался строгим формализмом.

Салическая правда называет три вида доказательств, применяемых в судебном процессе. Среди них важное место занимает сопри- сяжничество. Соприсяжники — это родственники, друзья или соседи обвиняемого, которые являются «свидетелями доброй славы» обвиняемого. Большое значение имело свидетельство очевидцев. Распространенным видом доказательства являлись ордалии, при которых преступник устанавливался при помощи «божественной силы». Салическая правда описывает «суд божий» в форме испытания «котелком». К ордалию обычно прибегали те, кто не мог представить соприсяжников. Вместе с тем обвиняемому предоставлялось право за определенную плату откупиться от испытания «котелком».

Судебные споры разбирались на собраниях свободных людей сотни под председательством выборного судьи — тунгина. Приговор выносили выборные заседатели — рахинбурги. Впоследствии осуществление суда постепенно переходит в руки королевской администрации. Место тунгнна занимает граф, назначаемый королем, а роль народных заседателей исполняют скабины, которые избираются графом из среды «лучших» людей округа и отправляют свои обязанности пожизненно. Высшей судебной инстанцией являлся суд короля.

Новые источники права

Развитие феодальных отношений постепенно привело к тому, что источники права, действовавшие в VI-IX вв., в частности «варварские правды», потеряли свою силу. Решающая роль перешла к обычному праву и притом местному. Во Франции эти обычаи носили название кутюмов. Кутюмы, действовавшие в различных местностях, имели общую основу, обусловленную сходством феодальных отношений и влиянием прежде действовавших источников права. Но они очень различались в отдельных положениях и деталях, и право Франции в эпоху средневековья характеризуется необычайной пестротой. Количестве кутюмов исчислялось сотнями. Наряду с общими кутюмами, применявшимися на территории провинций, существовали местные обычаи отдельных районов, городов, поселков и даже частей некоторых городов.

В отношении выражения и изложения юридических норм Франция делилась на две части. Юг назывался страной писаного права, север Франции — страной обычного права. Это деление четко сложилось к XIII в.

Так как южные провинции входили прежде в состав Римской империи, на юге Франции продолжало действовать римское право, за которым признавалось значение общего обычая. Сохранение писаного права на юге Франции объяснялось также существованием там более развитых экономических отношений. Римское право выступало в качестве объединяющего фактора. Наряду с ним в качестве дополнительного источника действовало множество местных кутюмов.

На севере Франции в течение нескольких столетий не было создано общих юридических памятников. Господство обычаев в данном регионе не препятствовало применению в случае их неполноты или противоречия римского права, однако сколько-нибудь самостоятельной роли оно не играло.

Аналогичное положение существовало и в Германии. В XI-XV вв. германское право характеризуется образованием многочисленных и разнородных правовых укладов, относившихся то к определенной территории, то к определенному кругу лиц. Отсутствие единой судебной системы вело к тому, что в разных судах применялись различные правовые нормы.

Споры по поводу отношений между сюзереном и его вассалами н споры вассалов между собой решались в ленном суде феодала по нормам обычного «ленного права». Крепостные судились при дворе господина по местному «дворовому» праву (слуги — по «служилому»).

В тех германских землях, где сложилась центральная власть, указы и распоряжения правителей дополняли старое обычное право германских племен, когда-то живших в пределах области, и образовывали так называемое земское право — ландрехт. В ландрехт входили как постановления о земском мире и привилегиях, так и общие для всего населения данной земли нормы, по которым оно судилось в судах графств и сотен.

Таким образом, в средневековой Германии не существовало общей правовой системы, население жило по «партикулярным» правам. Именно эта юридическая раздробленность, этот партикуляризм облегчили впоследствии рецепцию римского права.

Судебный процесс средних веков, и без того громоздкий и медленный, осложнялся отсутствием писаных источников права. Начиная с XIII в. делаются попытки изложения обычаев в виде сборников, составлявшихся юристами-практиками. Во Франции наиболее известными частными кодификациями были: «Большой сборник обычаев Нормандии» 1255 г.; «Большой сборник обычаев Франции» 1389 г.; наиболее известна книга «Кутюмы Бовези» 1282 г., составитель которой Бомануар считается первым по времени теоретиком французского права. В XIV-XV вв. частные сборники обычаев появляются почти во всех провинциях.

В Германии также производилась запись партикулярного права. Это так называемые Правовые книги. Наибольшей известностью пользовалось «Саксонское зерцало», составленное в начале XIII в. и состоящее из двух книг, первая из которых посвящена саксонскому общему земскому праву и отражает главным образом практику судов, а вторая — саксонскому ленному праву. Содержание «Саксонского зерцала», охватывает гражданское, уголовное, процессуальное и частично государственное право.

В результате переработок и распространении «Саксонского зерцала» во второй половине XIII в. появилось «Зерцало немецких людей», претендовавшее на изложение всего немецкого права, но фактически лишь немного вышедшее за рамки саксонского права. В XVII в. этому сборнику было присвоено название «Швабское зерцало». В XIV в. в ряде земель появились переработки «Саксонского зерцала», отражающие местные обычаи и потребности.

Все указанные сборники не имели официального характера, т.е. не были обязательны для применения.

С началом политического объединения Франции и с укреплением королевской власти все больше ощущается неудовлетворительность правовых источников и делается попытка их упорядочения и официальной редакции. Во второй половине XV и в XVI в. появилось большое количество таких официальных сборников кутюмов. Наибольшей известностью пользовались кутюмы Парижа, но и за ними не была признана общеобязательная сила. Сборники имели ограниченное местное применение.

С усилением королевской власти начали приобретать возрастающее значение ордонансы — указы королей, действовавшие на всей территории королевства. Наряду с ними существовали распоряжения крупных сеньоров — ассизы.

В Германии законодательная власть императоров проявлялась очень слабо. Основанное на ней «имперское» право затрагивало только отдельные вопросы: земский мир, т.е. постановления, направленные на борьбу с распрями феодалов, устройство королевской власти, предоставление мандатов и привилегий отдельным лицам и т.п.

Практика городских судов выработала особое городское право, существовавшее уже в XII в. и в рассматриваемый период получившее особое развитие и значение. С ростом и развитием городов появились собственно городские суды, первоначально разбиравшие рыночные споры, но постепенно охватившие своей юрисдикцией все население города и соответственно вытеснившие применение ленного и дворового права в городах.

Особой известностью пользовалось право Любека, Магдебурга и ряда других городов. Право города Магдебурга (Магдебургское право) оказало влияние на соседние государства — Польшу, Литву.

В XIII-XIV вв. городское право чаще всего излагалось в письменном виде, главным образом в связи с его заимствованием каким-либо другим городом. Такие изложения Магдебургского права были сделаны для городов Галле, Бреславля и др. В некоторых городах совет постановлял записать действующее право для сведения собственных граждан. В других городах записывалась судебная практика. Большое значение имели частные сборники и обработки городского права. Городское право являлось наиболее документированной и разработанной отраслью германского средневекового права.

Помимо перечисленных систем права следует указать еще на каноническое право. В первую очередь оно регулировало вопросы организации и деятельности католической церкви, но вместе с тем содержало ряд положений, оказавших большое влияние на развитие гражданского права, особенно в области семейного права. Каноническое право было одним из факторов внесения единства в разнообразные обычаи отдельных местностей.

Несмотря на усилия королевской власти во Франции в период абсолютизма преодолеть множественность источников права, каждая область сохраняла собственные кутюмы. Для единого государства, каковым стала Франция, это было большим недостатком.

В то же время некоторые обстоятельства способствовали установлению общности права. В числе этих обстоятельств следует назвать прежде всего усиление влияния римского права.

Распад феодальных отношений и растущая мощь городской буржуазии придали особое значение регулированию обязательственных, договорных отношений. Закрепленное в сборниках кутюмов феодальное право, основанное прежде всего на земельных отношениях, не содержало предпосылок для регулирования все усложнявшейся области договорного права. В то же время эти предпосылки заключало в себе римское право. Оно давало готовые формулы для юридического выражения производственных отношений развивающегося товарного хозяйства. В этом заключалась первая причина рецепции римского права, т.е. заимствования его положений во многих европейских странах.

Вторая причина усилившегося влияния римского права связана с тем, что короли, находя в нем государственно-правовые положения, обосновывавшие их претензии на абсолютную и неограниченную власть, использовали их в своей борьбе с церковью и феодальными сеньорами.

В качестве третьей причины следует указать повышение теоретического интереса к римскому праву в силу широкого обращения эпохи Возрождения к наследству Античного мира, вызванного критическим отношением буржуазии к феодализму и переоценкой ценностей.

Изучение римского права начинается уже с XI в. Здесь большую роль сыграл Болонский университет, при котором была создана школа глоссаторов — комментаторов римского права.

Во Франции уже в XII-XIII вв. римское право преподавали в университетах. Влияние его было настолько велико, что по настоянию церковников его преподавание в Парижском университете в 1219 г. было запрещено папской буллой. Теперь оно возрождалось вновь.

Расцвет в изучении римского права во Франции приходится на XVI в., когда появилась так называемая историческая школа, пытавшаяся с исторических позиций объяснять отдельные институты римского права на основе тех общих данных истории, которыми она располагала.

Возросший авторитет римского права не устранил, однако, деления Франции на области обычного и писаного права. На юге Франции Кодекс Юстиниана продолжал рассматриваться как письменное изложение общего обычая. На севере Франции римское право считалось не заменяющим, а только дополняющим кутюмы в качестве «писаного разума». Таким образом, нельзя говорить о полной рецепции римского права во Франции.

В Германии с усилением княжеской власти путем рецепции римского права осуществлялся процесс создания общего права. Старое обычное право германских племен отражало очень низкую ступень развития производительных сил и общей культуры, и построить на его основе общее право было невозможно. Единственной известной немецким юристам законченной правовой системой было римское право.

В германских университетах появились кафедры римского права. В XV-XVI вв. издавались учебники, справочники, юридические словари, способствовавшие распространению римского права.

Германские императоры покровительствовали римскому праву, так как они настаивали на своей преемственности с римскими императорами и охотно применяли к себе все положения о власти последних.

Итак, в XV в. римское право широко проникло в Германию и пустило там достаточно глубокие корни. В XVI в. римское право стало основным источником норм права, особенно гражданского, во всех германских судах. Положения римского права играли роль общего права для всех земель, однако в отдельных землях в это же время шел процесс кодификации земского права. Наиболее известной кодификацией является Прусское земское уложение 1794 г.

Единой и последовательной системы гражданского права в Германии в период средневековья не существовало.

Английское общее право. Специфическая правовая система, получившая название «общего права», сложилась в период средневековья в Англии.

Единое английское «общее право» стало образовываться начиная с XII в., когда королевские суды получили преобладание над судами графств, сотен и феодалов. Королевские суды не имели в своем распоряжении каких-нибудь писаных общих источников и решали дела, руководствуясь «правом страны», т.е. обычным правом. Считалось, что это право хорошо знакомо королевским судьям и что оно находит свое отражение в решениях судов. Однако королевские судьи черпали правила для своих решений не только в собственном знании правовых обычаев. В своей деятельности они руководствовались и предыдущими решениями судов и указаниями, которые содержались в королевских указах, выдававшихся за плату лицам, обращавшимся за судебной защитой. Хотя каждый указ выдавался по отдельному конкретному делу, он составлялся по определенному образцу в выражениях, однообразно формулировавших правоотношения того или иного типа.

В начале XIII в. «указы» были настолько многочисленны, что появился сборник «Реестр указов», представлявший собой как бы неофициальный справочник по общему праву и постоянно пополнявшийся новыми указами. Королевские указы по судебным делам в XII- XIII вв. сыграли очень большую роль в образовании английского «общего права», но основным его источником были решения королевских судов «Общее право» — это практика королевских судов, закрепленная в судебных протоколах. С самогсГ начала деятельности королевских судов в них велись записи дела. Протоколы суда назывались «свитки тяжб», и ссылка на содержавшиеся в них дела подтверждала наличие того или иного правила или принципа в английском праве.

Это интересно:  Заключение гражданско правового договора с физическим лицом

Наряду с «общим правом», имевшим своим основным источником судебную практику, все большее значение начали приобретать законы. Активную законодательную деятельность, существенно изменившую судебный процесс, осуществляли Генрих II и Эдуард I. Большую роль в развитии права играло парламентское законодательство. Статуты имели обязательную силу для королевских судов, дополняли и изменяли «общее право» по очень многим вопросам, но они не могли преодолеть присущий ему формализм, не могли приспособить его к новым общественным отношениям.

Суд канцлера и «право справедливости». Начиная с XIV в. возникает иная система права — система «справедливости», существовавшая параллельно с системой «общего права». Суд «справедливости» возник в результате подававшихся королю прошений и жалоб по вопросам, не получившим защиты в общих судах по каким-либо формальным причинам. Король оказывал помощь просителю в порядке «милости». Все увеличивавшееся количество подобных прошений привело к тому, что король вместо рассмотрения их в совете стал пе

редавать их для разбора своему канцлеру, который разбирал дела не по праву страны, а по справедливости, т.е. не был связан практикой общих судов. Канцлер для решения дела обращался к естественному и частично римскому праву. Суд канцлера придал правовое оформление ряду новых отношений, возникновение которых было обусловлено ростом торговли, и защищал городское население и нарождающуюся буржуазию от крупнейших землевладельцев — феодалов.

Рецепция римского права в какой-то мере коснулась и Англии. В качестве составного элемента римское право не вошло в английское «общее право», но оказало большое влияние па развитие юридических доктрин в XII и XIII вв., когда закладывалось основание «общего права». Римское право сказалось на правовом положении вилланов, на различии между личным и вещным правом, на правовом режиме движимых вещей и некоторых других институтах. Однако настоящего практического значения римское право в Англии не имело.

Вещное право

Развитие феодальных отношений характеризовалось упрочением системы необычайно сложных и запутанных вещных прав, основным объектом которых была земля. В феодальном праве существовали два основных вида вещных прав на землю: право собственности и держание.

Аллод как форма земельной собственности имел наибольшее распространение в раннее средневековье. Собственник земли самостоятельно осуществлял все права на нее, не неся за землю службы, не платя повинностей. Земля свободно переходила от отца к сыну по наследству. Аллоидальные земли существовали на протяжении всего средневековья в небольших количествах, однако такая форма землевладения не характерна для развитого феодального строя, и аллод всегда оставался как бы за его пределами.

В условиях развитого феодализма основными и наиболее распространенными правами на землю были держания — феодальные зависимые права, приобретавшиеся от какого-нибудь вышестоящего владельца. Держания были свободные и несвободные, благородные и неблагородные.

Первые держания имели форму бенефиция, под которым понималось имущество, находящееся лишь в пользовании владельца. Бенефиций давался на условиях несения службы, не передавался по наследству и со смертью бенефициария возвращался собственнику.

В период сложившегося феодализма уже не встречаются бенефиции, которые могут быть взяты собственником обратно, и не передаются по наследству. Наиболее распространенными видами земельных держаний становятся феоды (лены).

Феод — благородное (дворянское) держание земли на основе ленных отношений. Феодальный сеньор уступал часть своих земель лицу, становившемуся его вассалом и принимавшему на себя по феодальному договору обязанность верности и оказания определенных услуг сеньору. При уступке земли по феодального договору вассал, однако, не был полным собственником земли, а сеньор не вовсе лишался прав на нее. Сеньор мог отчуждать землю другому сеньору, не затрагивая прав сидевших на ней вассалов, и его согласие было необходимо при отчуждении вассалом своих прав на землю. Если вассал умирал, не имея наследников, то феод возвращался к сеньору. Все эти права принадлежали сеньору как господину земель, из которых был выделен феод.

Вассалы имели в отношении феодов полномочия владения и пользования ими. Вассалу принадлежали все доходы феода, при этом он не был обязан делиться с сеньором урожаем или вносить ему какие-либо периодические платежи. Феод переходил к наследникам вассала, которые должны были при этом платить пошлину сеньору (рельеф).

Полномочия вассала по распоряжению феодом были более ограниченными. В ранний период феодализма вассал не мог ни продать, ни передать его в порядке субинфеодации своему вассалу без согласия сеньора. В противном случае сеньор мог «наложить руку» на феод, т.е. отобрать его без какого-либо возмещения покупателю. С XIII в. стала допускаться полная передача феода, т.е. постановка нового вассала на место продавца с переходом к покупателю всех прав и обязанностей, связанных со «служилым» феодом, без разрешения сеньора, но с двумя ограничениями: сеньор имел право, во-первых, получать определенную, притом сравнительно высокую пошлину, а во-вторых, вернуть себе феод от приобретателя, возместив последнему уплаченную им цену.

В случае частичного отчуждения феода для сеньора могла возникнуть опасность, что вассалу будет трудно выполнять возложенные на него обязанности феодальной службы. Поэтому в таких случаях требовалось согласие всех вышестоящих сеньоров. По этой же причине была поставлена в зависимость от разрешения сеньора и субинфеодация, т.е. удлинение феодальной цепи, когда вассал вышестоящего сеньора уступал свой феод собственному вассалу, становясь в положение сеньора в отношении этого последнего.

Таким образом, вассал, свободно владея и пользуясь феодом, был ограничен в распоряжении им в силу наличия феодальных прав сеньора.

В Германии дольше и прочнее держалось право о невозможности для вассала отчуждать полученный лен, он мог только передавать его собственному вассалу.

Феоды и лены были свободными, благородными держаниями.

Другой вид свободного держания земли осуществлялся лично свободными крестьянами. Во Франции этот вид держания носил название цепзивы. Крестьянин являлся наследственным пользователем земли. Никаких личных феодальных связей при цензиве не устанавливалось не было ни обязанностей к военной службе, ни верности господину. Зато с крестьянина причитались разнообразные и весьма обременительные платежи.

В Германии зажиточные крестьяне владели землей на условиях краткосрочной аренды.

Сложность феодальной системы собственности создавала большие трудности во всех случаях, когда требовалось установить, кто является действительно управомоченным лицом и чем подтверждаются его полномочия. Поэтому особое значение приобрело владение как наиболее очевидное и простое проявление права лица на вещь.

Французская сезина, германская гевере защищались специальными исками в упрощенном порядке.

Особенности вещного права в Англии. Трэст. В Англии земельные отношения отличались рядом особенностей. Благородным держанием была рыцарская служба. Первоначально держание по рыцарской службе обязывало к воинской службе в течение 40 дней в году, но с середины XII в. с переходом к наемному войску личная служба была заменена уплатой «щитовых денег». Другие повинности заключались в платежах лорду при браке детей держателя и при переходе держания к наследникам держателя.

В период образования «общего права» возник институт доверительной собственности, или трэст (при возникновении он именовался целевым назначением). Сущность этого института заключалась в том, что одно лицо передавало другому в собственность свое имущество или его часть с тем, чтобы получатель, став формально собственником, управлял имуществом и использовал его в интересах прежнего собственника или по его указанию.

В условиях существования различного рода ограничений на сделки с землей передача с целевым назначением была единственным способом превратить одни виды земельных держаний в другие, обеспечить родных в отступление от феодальных правил наследования, дать возможность владеть имуществом таким коллективам, как гильдии, приходы и т.д. Этим способом пользовались рыцари; отправляясь в дальние походы, они передавали свои земли друзьям.

С точки зрения «общего права», лицо, отдавшее имущество с целевым назначением, теряло на него какие-либо права, так как получатель становился собственником. В случае если этот последний нарушал доверие и использовал имущество для себя, королевский суд не знал способов воздействия на него. Но поскольку дело шло о нарушении слова, т.е. о вопросах совести, целевые назначения были взяты под защиту канцлерским судом справедливости.

Крестьянское свободное землевладение в Англии носило название сокаж.

Брачно-семейные отношения

Брачно-семейные отношения складывались под влиянием канонического права. Единственной формой брака был церковный. Церковь создала сложную систему условий действительности брака. Кроме достижения определенного возраста необходимо было учитывать степень родства и свойства между будущими супругами. Недействительным был брак, заключенный после помолвки с другим лицом или с лицом, не получившим крещения.

Семейные отношения строились на принципе власти мужа и отца, хотя в разное время и в разных местностях эта власть имела различный характер. Так, на севере Франции взаимоотношения между супругами, а также между родителями и детьми были свободнее. Имущественные отношения строились на общности имущества, которым управлял и распоряжался муж как глава семьи. На юге Франции сохранялась римская власть домовладыки, общности имущества не существовало. Муж получал приданое, которым он управлял в течение брака и которое возвращалось жене после смерти мужа.

В Англии в высших слоях общества жена полностью находилась под властью мужа, в низших — пользовалась относительной свободой. В ряде местностей за женой признавалось право на управление своим имуществом.

В Германии отношения супругов строились на общности имущества, которое с прекращением брака подлежало разделу, доля жены составляла треть или половину.

Церковь категорически отвергала развод, но в некоторых случаях (например, при супружеской измене) допускала раздельное жительство.

Сложным было положение внебрачных детей. Их признание либо запрещалось совсем, либо было связано с большими ограничениями.

Феодальное право знало наследование и по закону, и по завещанию. Однако в некоторых местностях свобода завещания ограничивалась, запрещалось устранять от наследования законных наследников. В отношении земельной собственности повсеместно утвердился принцип майората. Во избежание дробления феода он переходил по наследству к старшему сыну, а при его отсутствии — к старшему в роде.

Уголовное право и процесс

В раннее средневековье (приблизительно до XV в.) в области уголовных преступлений и наказаний господствовали постановления обычного права. В дальнейшем нормы уголовного права содержались в королевских ордонансах, но ни обычаи, ни ордонансы не исчерпывали всего содержания уголовного права. Значительная часть преступлений — их состав, основания ответственности — устанавливалась судебной практикой. Система выкупа прекратила свое существование. Преступные деяния, по крайней мере более важные, стали признаваться нарушением общественного порядка и влекли за собой наказания, применяемые государственной властью.

Во Франции делается попытка распределить преступные деяния по разрядам. Известный юрист XIII в. Бомануар в своем трактате «Ку- тюмы Бовези» различает три вида преступлений: тяжкие, средние и легкие. К первым он относил ересь, измену, убийство, изнасилование, поджог, кражу и др. Эти преступления наказывались весьма строго, нередко смертью или изувечением. Средние преступления наказывались в основном штрафом, но судья мог присоединить и заключение в тюрьму.

Подобное деление на виды преступлений в зависимости от тяжести знакомо и английскому праву. В XIII в. в английском уголовном праве сложилось понятие фелонии (нарушение обязанностей вассала в отношении сеньора и наоборот). К XVI в. оформилась трехзвенная система преступлений: тризн (измена), фелония (тяжкие уголовные преступления) и мисдиминор (менее тяжкие уголовные преступления).

В Германии были известны два вида преступных деяний: преступления и проступки.

В то же время установилось деление по объекту посягательства. Судебная практика различала три основных разряда преступлений: против религии, 2) против государства, 3) против частных лиц.

В период абсолютизма уже существовала система преступлений и наказаний.

Как общее правило получил признание принцип, согласно которому для ответственности за совершение преступления необходима виновность правонарушителя, т.е. вместо объективного вменения наступает ответственность за личную вину. Из этого правила допускались, однако, исключения; например, процессы против животных.

Установился принцип личной ответственности преступника. Однако и здесь допускались изъятия. В XVII в. сложилось понятие оскорбления величества; в соответствии с установившимся правилом при совершении этого преступления отвечал не только виновный, но и его нисходящие родственники.

Выбор наказания был предоставлен по большей части на усмотрение судьи, но судья не имел права создавать новые наказания, он мог применять лишь те, которые были предусмотрены действующими источниками права.

Целью наказания постепенно становится устрашение — стремление не только причинить страдания преступнику, но и жестокостью наказания воздействовать на других для предотвращения совершения ими преступлений.

Применяемые наказания отличались крайней суровостью. Довольно часто наказанием была смертная казнь. Наказание зависело от социального положения преступника или потерпевшего. Наиболее жестокие и мучительные виды наказаний почти не применялись к лицам высших сословий.

В первой половине средних веков в гражданских делах оставался порядок судопроизводства, применявшийся в королевстве франков. Отличительной чертой его был формализм: стороны и свидетели были обязаны произносить установленные формулы, малейшая ошибка могла повлечь за собой неудачу в исходе дела. Такой порядок имел, однако, и положительные стороны: процесс происходил гласно и устно.

С XIII в. это судопроизводство постепенно уступает место другому, слагавшемуся в значительной мере под влиянием римского права и канонического. Судебный поединок как средство доказательства был отменен, вместо этого в качестве доказательств выступали свидетели и документы. Постепенно выработалась новая форма судопроизводства смешанного характера. Подготовка к рассмотрению дела (допрос свидетелей, осмотры и т.п.) производилась особо уполномоченным на то судьей непублично и письменно — в виде составления протоколов. Судебное следствие происходило в устной форме и публично. В судопроизводство проникает так называемая формальная теория доказательств, состоявшая, скорее, в подсчете доказательств, чем в их оценке. Так, один свидетель не считался достаточным; были необходимы согласные показания двух свидетелей; показания некоторых лиц расценивались как половинные или даже в размере четверти нормального свидетельского показания.

По уголовным делам суды стали переходить к следственному (розыскному) процессу. Уже в XII в. допускалось применение пытки. Характерные черты следственного процесса: обширная инициатива судебных органов в возбуждении уголовного преследования и расследования дела (собирание доказательств этими органами), негласность судопроизводства, письменность, ограничение процессуальных прав обвиняемого.

Английское судопроизводство являлось состязательным не только в гражданских, но и в уголовных делах.

Каролина

Наиболее известным правовым памятником, освещающим вопросы уголовного права и процесса средневековья, является общегерманское уголовное уложение 1532 г.- так называемая Каролина. Такое наименование это уложение получило потому, что было издано в правление германского императора Карла V.

Ввиду партикуляристских стремлений отдельных земель, восстававших против издания общеимперского законодательства, в предисловии к Каролине было сказано: «Однако мы хотим при этом милостиво упомянуть, что старые, установившиеся законные и добрые обычаи курфюрстов, князей и сословий ни в чем не должны потерпеть умаления».

Таким образом, за каждой землей было сохранено ее особое уголовное право, Каролина предназначалась лишь для восполнения пробелов в местных законах.

Основное содержание Каролины составляют правила уголовного судопроизводства. Уголовное право по объему стоит на втором месте (ему посвящено более ста статей). Изложены нормы права в достаточной мере ясно и понятно.

В отличие от позднейших кодексов Каролина не имеет систематического деления на части или главы. Но некоторое группы статен объединены по сходству содержания особыми подзаголовками.

Каролина предусматривает довольно многочисленный круг преступлений: государственные (измена, мятеж, нарушение земского мира и др.), против религии (богохульство, колдовство и др.), против личности (убийство, отравление, клевета и др.), против нравственности (кровосмешение, изнасилование, двоебрачие, нарушение супружеской верности и др.), против собственности (поджог, грабеж, воровство, присвоение), а также некоторые другие виды преступных деяний.

В Каролине получили более или менее точное определение не только отдельные преступления, но и некоторые общие понятия уголовного права: покушение, соучастие (например, пособничество), неосторожность, необходимая оборона и т.д.

Карательные меры Каролины отличаются жестокостью: многие преступления наказывались смертной казнью, причем виды казни были квалифицированы: колесование, четвертование, закапывание живым в землю, утопление, сожжение и пр. Существенное место среди наказаний занимают телесные. Нередко применялось вырывание языка и отсечение руки. Смертная казнь и лишение членов тела производились публично. При маловажных проступках практиковалось лишение чести, причем осужденного выставляли к позорному столбу или в ошейнике на публичное осмеяние.

Обращает на себя внимание установление жестоких наказаний за посягательства против императорской власти и против собственности.

Большая часть статей Каролины посвящена вопросам судопроизводства.

Каролина сохранила некоторые черты обвинительного процесса. Потерпевший или другой истец мог предъявить уголовный иск, а обвиняемый — оспорить и доказать его несостоятельность. Сторонам давалось право представлять документы и свидетельские показания, пользоваться услугами юристов. Если обвинение не подтверждалось, истец должен был «возместить ущерб, бесчестье и оплатить судебные издержки».

Это интересно:  Первую помощь имеют право оказывать

В целом основной формой рассмотрения уголовных дел в Каролине является инквизиционный процесс. Обвинение предъявлялось судьей от лица государства «по долгу службы». Следствие велось по инициативе суда и не было ограничено сроками. Широко осуществлялись средства физического воздействия на подозреваемого, например допрос под пыткой. При этом Каролина подробно регламентирует условия применения пытки. Чтобы улики были признаны достаточными для применения допроса под пыткой, их должны были доказать два «добрых» свидетеля. Главное событие, доказанное одним свидетелем, считалось полудоказательством. Ряд статей Каролины определяет порядок доказывания преступления истцом, если обвиняемый не сознавался. Большинство статей посвящено свидетелям и свидетельским показаниям. Окончательный приговор следовало выносить на основании собственного признания или свидетельства виновного.

Процесс делился на три стадии: дознание, общее расследование и специальное расследование. Дознание заключалось в установлении факта совершения преступления и подозреваемого в нем лица. Общее расследование состояло в кратком допросе арестованного об обстоятельствах дела и имело целью уточнить некоторые данные о преступлении.

Специальное расследование, основывавшееся на теории формальных доказательств, представляло собой подробный допрос обвиняемого и свидетелей, сбор доказательств для окончательного изобличения и осуждения преступника.

Основные институты вещного права и обязательственного права по Салической правде. Основные институты брачно-семейного права по Салической правде.

«Варварские правды» в зависимости от времени их появления отражают постепенный процесс формирования института феодальной частной собственности на землю, а вместе с тем договорного и наследственного права.

В Салической правде, отражающей наиболее ранние социально-экономические и политические процессы становления классового общества, государства и права, нет еще однозначного понятия собственности. К движимым вещам, находящимся в собственности отдельных лиц или семей, применялся термин «свой» (suus) в отличие от термина «чужой» (alienus). Движимое имущество у франков беспрепятственно отчуждалось, передавалось по наследству одному из членов семьи умершего или родственнику со стороны матери или отца. Большинство предписаний Салической правды посвящено охране права собственности на различные движимые вещи. В ней со всеми подробностями разбираются случаи кражи крупного рогатого скота, а также овец, коз, собак, голубей, пчел, свиней и пр.

Скотоводство занимало главенствующее положение в хозяйстве германцев, скот, являясь неким символом благосостояния, обеспечивал семью тем богатством, которое можно было захватить с собой в случае переселения, бегства. Скотом пользовались и как средством обмена, эквивалентом денежных расчетов. Два, три солида стоила у франков корова «здоровая, зрячая и рогатая».

По-иному закрепляет Салическая правда право на землю, которой владела семья, различая приусадебный участок, пахотную землю и луга, леса. Здесь многократно упоминается огороженный участок, при этом предусматривается значительный штраф за поджог и разрушение изгороди (XV, 5). Жилищу, территории двора, приусадебному участку как семейной собственности в Салической правде придается особое значение. Сюда приходит кредитор, чтобы истребовать долг у должника, чтобы вызвать ответчика в суд.

О переходе пахотного участка земли (аллода) в частное владение свидетельствует различное отношение в Салической правде к пахотной земле, а также к лугам, пастбищам, лесам, которые остаются еще в общинной собственности. Салическая правда карает сам факт нарушения границы пахотного поля без разрешения хозяина, предусматривая наказание за проезд по чужому полю в 3 сол., за запашку чужого поля в 15 сол., за посев на чужом поле в 45 сол. Если же посторонний человек вступал на выделенный участок общинного луга, это не считалось преступлением. Более того, если он скосил траву, то терял лишь сено в пользу владельца луга.

О существовании у франков общинной собственности на землю свидетельствуют и другие титулы Салической правды, в частности «О переселенцах». Переселиться на территорию общины «чужаку» можно было только при согласии всех членов общины. Если хотя бы один из них высказывал протест, переселенец должен был покинуть общину. Характерно, что граф, исполняющий решение общинного суда о выселении «чужака», должен был являться не в дом переселенца, а на тот участок общинной земли, который был им обработан.

Но Салическая правда знала и исключение из этого общего правила. Если в течение года и одного дня ни один из членов общины не высказывал протеста против поселения «чужака», его землевладение начинало охраняться правом. Салическая правда по существу санкционировала присвоение общинной земли приближенными короля, так как запрещала высказывать протест против переселенца, если на то была специальная королевская грамота. Протестующий против королевского распоряжения присуждался к штрафу в 200 сол.

Через несколько веков частное землевладение получает широкое развитие. Первое, что бросается в глаза при знакомстве с Аламаннской и Баварской правдой, это текстуальное совпадение содержания начальных, следовательно, особо значимых титулов 1 и 2, посвященных церкви и церковному землевладению. Эти титулы свидетельствуют о том, что церковь обладала большими участками пахотной земли, лесами, рабами (1, 1), всемерно поощряя дарение ей имущества «для спасения души». В самой первой статье этих правд предписывается: «ни король, ни герцог, ни кто-либо другой не имеет власти запретить ему (человеку) приносить в дар ради спасения души дома, земли, рабов или деньги» (1, 1). Полученная в дар земля навсегда закреплялась за церковью. Баварская правда настоятельно подчеркивает отсутствие впредь у кого-либо права на возвращение своей собственности, подаренной церкви.

И Аламаннская, и Баварская правда пресекают всякие попытки оспорить дарение церкви наследниками дарителя (2, 2). Более того, попытки вернуть имущество влекли за собой «суд Бога и отлучение от святой церкви», с одной стороны, с другой — штраф и возвращение имущества церкви (1, 2). Подаренная же земля могла быть возвращена только на условиях пожизненного владения с возмещением всего того, что «торжественно обещано» дарителем.

Частным землевладением начинают охватываться не только поля, но и луга, леса. В Баварской правде появилось, например, понятие silva alterus, поделенный лес, т.е. выделенный конкретной семье. О переходе в феодальную частную собственность лесов свидетельствует и запрещение порубки деревьев в чужом лесу, которая каралась штрафом (12, 11). В отличие от Салической правды луговой участок, как и поле, отныне также свободно отчуждался, при этом лишь требовалось подтвердить законность продажи при помощи «документа или свидетелей» (16, 2).

Присущий всем «варварским правдам» категорический запрет нарушения границ чужого землевладения отражал настойчивое стремление германцев закрепиться силой на завоеванных землях. Косвенным подтверждением этого является сохранявшаяся в течение веков традиция разрешать спор о земле с помощью поединка, если не хватало других доказательств. В Баварской правде целый титул (12) посвящен наказаниям за нарушение границ чужого землевладения. Простое нарушение границ, без различия поля или луга, влекло за собой наказание свободного штрафом в 6 сол., раба 50 ударами плетью. Даже «случайное», без умысла установление новых границ на участке «без согласия другой стороны и смотрителя» каралось штрафом, если проступок совершал свободный, и 200 ударами плетью, если его совершал раб (12,6 — 7).

Здесь же наряду со скрупулезным перечнем проступков, связанных с нарушением границ чужого землевладения, содержится четко сформулированная правовая установка: «совершенно очевидным знакам не может быть противопоставлено самое продолжительное время владения» (12,1).

Германское право не содержало каких-либо норм о наследовании по завещанию. Предполагалось, что собственность умершего принадлежит семье, роду, пережившим родственникам. В Салической правде в определенной мере восполнял этот пробел институт аффатомии — своеобразный договор дарения, который заключался в пользу третьего лица. Суть аффатомии сводилась к тому, что собственник передавал свое имущество или часть его какому-либо доверенному лицу, которое не приходилось ему родственником, с обязанностью последнего через год передать имущество назначенным наследникам. Аффатомия совершалась публично в сотенном собрании под председательством тунгина, с соблюдением строгой символической процедуры, которая должна была быть (при передаче имущества наследникам) клятвенно удостоверена «в присутствии короля или в судебном заседании» не менее чем тремя свидетелями. В столь сложном характере дарения вещей можно видеть влияние старых запретов на отчуждение большесемейной собственности не члену семьи.

Вопреки общему правилу под влиянием римского права институт наследования по завещанию был закреплен в эдикте Теодориха. Эдикт предъявлял при этом, как и при дарении, строго формальные требования для признания завещания законным: составления при свидетелях официального документа, зарегистрированного чиновником, и пр. (ст. 53). Завещание могло быть составлено «где угодно», но при неукоснительном «уважении к воле умершего» (ст. 30).

С введением христианства имущество умершего стало передаваться церкви «на богоугодные дела и во благо души умершего». Это дарение после смерти (post obitum), широко распространенное у франков и англосаксов, не было в строгом смысле слова завещанием, так как не могло отзываться, касалось лишь определенной части имущества, и не предусматривало представителя умершего. Со временем такой дар церкви стал общепризнанным. Имущество умершего без завещания оказывалось в руках епископа, который передавал его родственникам, чтобы они сделали все «для спасения души умершего». Так возник институт душеприказчика.

Договорные отношения не получили значительного развития у франков. Это характерная черта права германского общества, которому свойственно мелкокрестьянское натуральное хозяйство, слабое развитие товарно-денежных отношений. В Салической правде отсутствуют указания на общие условия действительности договоров, но свободное волеизъявление сторон подразумевается при заключении таких договоров, как купля-продажа, мена, поклажа, залог, заем, ссуда, дарение. Волеизъявление осуществлялось путем бросания другому лицу «в полу стебля» или, как известно по другим источникам, передачи двери при продаже дома и пр. Фактический владелец движимой вещи был обязан доказать, что купил или выменял ее, в противном случае он мог быть объявлен вором.

Нарушение договора могло повлечь за собой не только имущественную, но и личную ответственность должника. Должник в случае неисполнения обязательства, как правило, становился рабом кредитора. По некоторым правдам, например по Баварской правде, наряду с должником обращались в рабство его жена и дети.

Подробно рассматривается в Салической правде договор займа. Кредитор мог взыскивать долг непосредственно, минуя судебное заседание. Если должник «не пожелает выплатить по обязательству» после того как кредитор востребует долг, явившись к его дому в сопровождении свидетелей, он призывался кредитором в суд (до трех раз, через неделю). При каждой неявке в суд с должника взыскивался штраф. Долг мог быть взыскан и с помощью графа и рахинбургов путем конфискации соответствующей части имущества должника. В этом случае треть долга шла графу.

О договорах в Баварской правде говорится в большей мере в дополнительных главах (которые были «прибавлены декретом 722 г.», как сообщает сама правда). Здесь можно найти некоторые подходы к формулировкам общих принципов договорного права: об условиях законности договоров, их нерасторжимости, о «пороке воли» и пр.

«Договор или соглашение, — как гласит Баварская правда, — мы не разрешаем никоим образом изменять, если они заключены письменно или при посредстве трех и более поименованных свидетелей, поскольку в них ясно обозначены день и год» (ст. 16,16). И там же: «Если продажа будет совершена при помощи насилия или из боязни смерти или заключения (в тюрьму), то она недействительна» (ст. 16,2).

Здесь же говорится о залоге по решению суда, о договоре хранения, ссуде. Если вещь была сдана на хранение «без выгоды и погибла вследствие несчастного случая», то хранитель не нес ответственности. Убытки же от кражи вещи, сданной на хранение, делились поровну (15,5). Договор продажи не мог быть расторгнут вследствие низкой цены, это было возможно только в случае обнаружения скрытого порока вещи (16,9). Задаток давался для обеспечения договора купли-продажи и терялся в случае его нарушения.

Разрозненные положения, «прибавленные» к Баварской правде, свидетельствуют об определенном прогрессе в договорном праве, наряду с развитием торговли, не меняя, однако, общей картины Галлии, где почти полностью отсутствовали в это время города как многонаселенные торговые центры. Они ранее существовали, но пришли в упадок в условиях повсеместной военной разрухи и массового переселения народов

Брак и семья. Семья у германцев носила патриархальный характер. В семью, возглавляемую отцом, наряду с нисходящими входили боковые родственники, родные и сводные братья, их жены, которых было много, так как они часто сменяли друг друга. Семьи жили под одной крышей вместе с челядью, а в некоторых случаях — и с вооруженной свитой.

Но власть отца по Салической правде не была столь широка, как, например, в Риме. Она напоминала скорей строгую пожизненную опеку над женой, дочерью или сыном. Опека над сыном прекращалась по достижении им 12 лет.

Браку, как и семье, в Салической правде посвящено незначительное число статей. Ему предшествовал сговор между семьями жениха и невесты. Согласие родителей прямо требовалось в Капитулярии I к Салической правде. Увод чужой невесты влек за собой возмещение ущерба жениху, равному 15 сол., увод чужой жены грозил штрафом в 200 сол.

В Аламаннской правде более ярко проявились элементы патриархальной семьи. Брак под угрозой штрафа требовал согласия отца. Как дань глубокой старине допускалась фактическая продажа жены. Согласно титулу 51,1 увод чужой жены, «если этого захочет первый муж», стоил 400 сол. Обычное право германцев запрещало браки между представителями отдельных социальных слоев, особенно между рабами и свободными. Браки с рабами влекли за собой потерю свободы, простое сожительство с рабыней наказывалось штрафом в 15 сол., со свободной — 45 сол. По Капитулярию I к Салической правде, женщина, вступившая в брак с рабом, объявлялась вне закона, ее имущество поступало в казну, родственники могли безнаказанно убить ее. Раб, женившийся на свободной, подвергался колесованию.

Баварская правда более терпимо относилась к таким бракам. Если женщина «не знала», что она вышла замуж за раба, она просто уходила от него (22, 17). Запрещались браки с рядом родственников и свойственников. Такие браки по Салической правде объявлялись недействительными, а дети, рожденные в них, — незаконнорожденными (13,9). Салическая правда предписывает большой штраф за похищение женщины, борясь против старогерманского обычая «умыкания» жен. Характерно, что в эдикте Теодориха это преступление каралось смертной казнью (ст. 17.).

Незамужняя женщина у германцев пользовалась некоторой самостоятельностью. Источники, например, не содержат каких-либо данных об опеке вдов со стороны старших родичей — мужчин. Тем не менее, на определенное ущемление прав вдов указывает Салическая правда. Она не могла, например, вторично выйти замуж без разрешения суда и уплаты определенной суммы (reipus) родственникам умершего мужа. В противном случае ее мужу грозил штраф 63 сол.

Особенностью старогерманского обычного права было то, что женщина обладала собственным имуществом, приданым, которое ей предоставлялось не отцом, а мужем в качестве «брачного дара». Капитулярий I закрепляет особый правовой режим приданого. Женщина не могла ни дарить, ни продавать свое приданое. После ее смерти оно шло детям. В случае повторного брака часть приданого вдовы передавалась ближайшим родственникам мужа, при их отсутствии — в казну. Баварская правда также не поощряла браки вдов. Если вдова выходила замуж, то лишалась права пользоваться имуществом, полученным ею от первого мужа (15,8).

Салическая правда ничего не говорит о разводе, обычное же право германцев допускало свободу развода, не требуя ни согласия родственников, ни других формальных оснований. Более строг в этом отношении эдикт Теодориха, запрещавший «беспричинный развод» (ст. 49), строго осуждавший конкубинат, но разрешавший проституцию (ст. 52).

Под влиянием христианской церкви в VII-IX вв. вносятся значительные изменения в брачно-семейное право германцев. Капитулярий 744 года, подтвержденный в 789 году Карлом Великим, установил нерасторжимость брака, объявленного священным согласно христианским канонам.

На рубеже VII-IX вв. были изданы первые законодательные акты, устанавливающие обязательность церковного оформления браков, запрещающие повторные браки вдов и пр.

Статья написана по материалам сайтов: studme.org, be5.biz, mylektsii.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector